SHADOWHUNTERS: City of darkness

Объявление

Добро пожаловать в Сумеречный мир! Мы приветствуем Вас на просторах ролевого проекта "City of darkness". Охотники, маги, оборотни, вампиры, фэйри и даже демоны, - все они живут по соседству с людьми, плетут интриги, сражаются, любят и ненавидят. Среди друзей намечаются расколы, а в стане врага - неожиданные союзы. Мир на грани войны. Какую сторону примешь ты?

ClaryJaceLydia
Нью-Йорк | август-сентябрь, 2016
городское фэнтези | NC-17


Emma Carstairs [от 31.03]Nothing can't be concealed from the friend [03.09.2016]
«Рождество и вправду - несмотря на свои примитивные и религиозные корни - прижилось в семье Блэкторнов. Наверное, потому что большой семье нужны были добрые и праздничные традиции, особенно когда в ней столько детей, есть сводные брат и сестра и нету мамы. Какой бы заботливой и опекающей и помогающей не была Хэлен, она не могла заменить Элинор для детей и Нериссу для брата...» [читать далее]
Чаша в руках у Валентина, его сын, Джонатан Моргенштерн, работает над собственным планом, далеким от идеалов и интересов отца. Из Института Нью-Йорка таинственно исчезли Клэри Фрэй, Джейс Уэйланд и Себастьян Верлак. Лидия Брэнвелл и Алек Лайтвуд занимаются поисками пропавших...

гостеваядобро пожаловатьрасысюжетсписок персонажейзанятые внешностинужныеакция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » dark alliance [02.10.2016]


dark alliance [02.10.2016]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Jace Wayland & Lucifer (w/Magnus Bane)
http://funkyimg.com/i/2iFJp.gif https://66.media.tumblr.com/615a2fa684948675118de60a9064631d/tumblr_oflatl4OWg1snwj8no4_250.gif
http://funkyimg.com/i/2iFVc.gif http://funkyimg.com/i/2iFWz.gif

02 октября 2016 года, США, Нью-Йорк, заброшенная церковь, неподалеку от Джерси

Как избавиться от руны, которой нет в Серой книге? Руна темного альянса. Если ее происхождение - демоническое и все варианты исчерпаны. Можно попробовать обратиться к демонам, но не один из них не знает ответа. Остается последний вариант. Очередная великолепная затея Джейса Уэйланда. Магнус Бэйн выполняет просьбу, а кто-то решает, отозваться на призыв Верховного мага Бруклина.

+4

2

Джейс по-прежнему не был уверен, что поступает правильно. Куда ушли те дни, когда не существовало и малейшего сомнения, что избавить Клэри от метки – единственно правильное и верное решение. Чем дальше, тем больше все начинало запутываться. С демонической руной рыжеволосая впервые в жизни казалась счастливой и свободной. Только она помогла ей пережить все ужасы похищения дроу, не говоря уже о другой личной драме, в которой никто из них не был виноват, и в то же время все были виноваты одновременно. С тех пор они никогда не говорили о том дне, но Джейс до сих пор помнил, как Клэри чуть не лишилась собственной жизни, отвергая влияние метки. Внутри нее словно сработал невидимый рычажок, включая на полную катушку чувство вины, моральные терзания и боль. Теперь прошло еще больше времени… Она совершила новые поступки, на которые в обычной жизни не только не была способна, но и о которых вряд ли когда-нибудь помыслила, но сейчас, ведомая своим братом, она с удовольствием покорялась тьме. Каким в это раз будет груз вины, если разрушить руну? Выдержит ли она это? Уэйланд не знал. Но и дальше так продолжаться не могло. Алек был прав, что встреча с высшим демоном далеко не самая лучшая затея, но искать помощи у сил добра и света больше походило на утопию. Здесь смешалось все: и недавний кризис веры охотника, и слова Валентина о том, что если бы ангелам действительно было дело до того, что происходит с простыми смертными, он бы наградил их куда более действенным оружием, чем руны. Даже они имели куда меньше силы и потенциала, чем их демонический эквивалент.
И вот этот день настал. Светловолосый не сомневался, что если Лайтвуд попросит Магнуса о помощи, тот ему не откажет, но весь вопрос был в том, сколько времени у мага займут приготовления к ритуалу, а главное, кого он собирается вызвать? Общаться посредством огненных посланий по-прежнему было далеко небезопасно, но в то же время это все еще оставалось единственным способом поддерживать хоть какую-то связь с парабатай. В последнее время Клэри и Джонатан стали чаще отлучаться на своеобразные «прогулки» вместе – Моргенштерн пытался приобщить сестру к своему плану, потихоньку вводя ее в курс дела, впервые увидев в Клариссе настоящий, живой интерес к новым граням тьмы и его идеальному миру. К счастью, даже такой хитроумный психопат как Джонатан, не мог изыскать в короткие сроки все нужные ему средства, поэтому кровавые реки и хаос со дня на день им не грозили, но вот бессмертная душа Фрэй явно балансировала на грани. Так вот, их вылазки подарили Джейсу бесценное время, которое он мог потратить на очередное огненное послание или изучение старинных фолиантов, которые в изобилии хранились в квартире-портале. Последнее пока едва ли помогало с поисками, учитывая, что многие книги были написаны на таких странных наречиях, что ни руна языков, ни знание латыни не помогали расшифровать таинственные манускрипты. Вся надежда по-прежнему была на Бэйна. Уэйланд не мог надолго отлучаться из квартиры, равно как и на большое от нее расстояние, рискуя в следующий раз попросту не вернуться, даже учитывая транспортировку через портал, но в этот раз удача была на стороне охотника. На пару дней Джонатан планировал задержаться в Нью-Йорке, в опасной близости от Института, что никоим образом не повлияло на Клариссу. Джейс ожидал увидеть в ее глазах хотя бы тень ностальгии, тоски по своим близким, но нет, или она слишком хорошо это скрывала, воспринимая их здесь пребывание, как вынужденную меру, необходимую ее брату.
Магнус назначил встречу в заброшенной церкви, которая, разумеется, была скрыта от любопытных глаз примитивных мощнейшим мороком.
И кого ты вызвал? – тут же выпалил Джейс, встретив мага у тяжелых, потертых дверей церкви.
И тебе «добрый вечер», охотник. «Спасибо за оказанную услугу, я никогда этого не забуду», - картинно произнес Магнус, словно подсказывая Уэйланду, что стоит сказать. Нет, нефилим в действительности был очень ему благодарен, но сейчас не самое подходящее время для пафосных речей.
Я благодарен тебе, но все-таки… - нетерпеливо перебил мага светловолосый.
Сейчас ты сам все узнаешь, - загадочно бросил Магнус, удаляясь. – Не позволяй ему выбраться за очертания пентаграммы, и вы поладите, - в своем стиле добавил маг.
Отступать было некуда, да и Уэйланд, кажется, был уверен в своем решении, не так ли? Медленно открыв дверь, он прошел внутрь, увидев в середине заброшенного, обветшалого зала высокого темноволосого человека в центре обозначенной пентаграммы.
Маг не сказал мне, кто ты… - осторожно произнес он. Голос Джейса был тихим, но благодаря прекрасной акустике, он разнесся под сводами, перекрывая то расстояние, которое разделяло его и высшего демона. Впрочем, разговаривать через весь зал нефилим не собирался, медленно приближаясь к своему собеседнику.

+3

3

Когда же Богу, стало все равно? Однажды, отец просто перестал замечать происходящее. Его не интересовали примитивные, которых он так однажды любил, да и собственные дети тоже. Люцифер считал Бога эгоистом. Люди назвали подобную точку зрения – богохульством, но падший ангел, как никто знал того, кому они молились, падая на колени перед его изображением. Никто их не слушает, а те, кто слышат, используют страдания в своих собственных интересах. Да, были ангелы, готовые пожертвовать собой, ради примитивных. Разаэль подарил им свою кровь, тем самым сотворив новый вид людей, со способностями. Защитники слабых, те, кто поддерживает баланс, между силами добра и зла. По крайней мере, так, предпочитали говорить. Никто не знал, что все добро и зло, создано Богом, и не бывает одного без другого. Они винили во всем Дьявола, но и он творение Господа, его любимый сын, тот, кем он однажды гордился и на кого возлагал надежды. Гордость – грех, отец испытал это на себе и был наказан неповиновением сына. Кто может провести черту между божьими созданиями? Люцифер не видел разницы между демонами и нефилимами, все имели прямое отношение к небесам. Просто кто-то был создан из света, а кому-то приходилось блуждать во тьме. Две стороны одной монеты, во всем необходим баланс, потому Дьявол занял свое место в пустоши ада, и перестал смотреть на смертную землю. Он становился жестче, и когда прошла несколько сотен лет, он окончательно перестал наблюдать за тем, как создания отца уничтожают друг друга войнами, эпидемиями и новыми творениями. Некоторые искали в этом руку Бога, но те кто имел прямое отношение к Сумеречному миру, прекрасно понимали, насколько отдаленное отношение все это, имеет к Создателю сущего.
Валентин Моргенштерн называл себя потомком утренней звезды. Позиционировал себя, равным Люциферу. Не он первый сумасшедший со дня творения мира, особенно когда правда обрастает ложью и от первоисточника не остается ничего. Потомки демонов – маги, разносили по миру разные новости, но всем было прекрасно известно, можно вызвать любого демона, даже из отряда высших, но Дьявол не давал личных аудиенций. Даже в закромах ада, некоторые сомневались в его существовании, и все-таки начиная гореть, понимали – есть карающая сила, в недрах мира. Ему поклонялись, писали книги, открывали секты и даже кино было, но ничего не привлекало Люцифера. Люди всегда оказывались предсказуемыми, от истинно верующих фанатиков и до скептиков. Валентин успокаиваться не собирался. А Дьявол заинтересовала эта игра, в которой, даже особо не играя, можно было показать собственное превосходство.
Магнус Бэйн не звал самого Дьявола, взывал к одному из Высших демонов, которые способные были прийти на зов Верховного мага Бруклина. Перехватив эту наивную попытку, помочь нефилимам, Люцифер объявился внутри пентаграммы. Маг сразу понял, что перед ним не тот демон, которого он звал, а темноволосый мужчина с самодовольной улыбкой осмотрел художества Бэйна. Подобное могло удержать большую половину демонов в Аду, но только не того, кто все еще оставался ангелом по своей сути. Эту же ошибку совершил светловолосый нефилим, когда решил заключать Дьявола в клетке, ради собственной выгоды.
- У нас столько общего, нефилим. Мой отец, тоже всегда претендовал на звание отца года. – каждого года в его вечности. Эта злость никогда не уйдет, сам Люцифер не знал, его гнев был проделками Бога или Михаила, или все это в его собственной голове. Но даже вечность не была способны излечить его душу и исцелить крылья. Падшая звезда, как и все вокруг него. – Никто из Высших демонов, не знает ответ на твой вопрос, Джейс… - чуть было, не сказав фамилию, которая ни о чем бы не сказала светловолосому нефилиму, спокойным тоном сказал темноволосый. А затем, взял и вышел за рамки пентаграммы, разводя руки в сторону. Что-то вроде «упс». – Как хорошо, что призыв Магнуса Бэйна, больше напоминал отчаянную молитву. И вот я здесь. – Верховный маг Бруклина, действительно так хотел помочь тем, кто его даже не считал ровней себе, что его слова, до сих пор отзывались эхом в ушах падшего ангела. – Руна темного альянса. Вы меня удивили! Созданиям Разиэля это не удавалось…никогда. – если уж сам Дьявол понял, что Валентин и Джонатан способны удивить даже его, то будущее этого мира, казалось еще более призрачным.

+2

4

Все-таки с демонами было непросто. Все они любили ходить вокруг да около и отличались искусством витиеватых фраз не хуже фэйри. Собственно, эта черта в фэйри как раз от них, только в отличие от этих представителей Нижнего мира демоны могли лгать. Впрочем, пока что слова высшего демона не показались Уэйланду ложью, да и зачем ему это? Странно только, что его собеседник так и не представился. Он держался уверенно и спокойно, что, как оказалось, было вполне оправдано, стоило мужчине сделать шаг вперед и небрежно выйти за границы пентаграммы. Джейс инстинктивно попятился назад, но не было похоже, что демон собирается перейти в атаку.
Но как… - недоуменно воскликнул светловолосый. Несмотря на мощь высших демонов, могущественные маги были в состоянии создать достаточно сильные чары, которые в состоянии сдержать даже таких демонов в рамках пентаграммы, и Магнус был как раз из таких. Не просто так он получил статус Верховного мага Бруклина. Либо здесь что-то пошло не так, либо Джейс имел дело не просто с очень могущественным демоном. — Откуда ты знаешь, кто я, и кто мой отец? – опешив, спросил нефилим. Может, в Пандемониуме и существует что-то вроде своих источников информации, но Уэйланд не питал иллюзий, что мог являться столь значимой фигурой, чтобы о нем там велись разговоры. О Валентине, возможно, но что в нем могло выдать связь с Моргенштерном? И кто мог быть отцом высшего демона, чтобы соревноваться за звание отца года с его отцом? Впрочем, биологический отец Джейса был не многим лучше, потому что слабость ничуть не лучше жестокости, хотя о Стивене молодой человек знал совсем мало, набросав себе его образ лишь благодаря паре писем. Честно говоря, узнавать нечто большее пока не было абсолютно никакого желания.
Джонатан Моргенштерн нанес ее с помощью обычного стило, но эту руну показала ему Лилит, - как бы там ни было, нельзя упускать возможность спросить о том, ради чего он, собственно, рисковал многим, чтобы оказаться здесь. Судя по тому, что демон сам задавал вопросы и продолжал свои рассуждения, убивать охотника он был не намерен. Во всяком случае, пока, хотя это и не внушало особого спокойствия Джейсу, который разве что усилием воли еще не потянулся к клинку. Это было своего рода рефлексом, тем, что взращивалось в нем годами, и кто бы что ни думал, но хотя бы примитивные зачатки инстинкта самосохранения у него еще присутствовали.
Я даже пробовал срезать ее вместе с кожей, но она появляется вновь… - не хотелось вспоминать те мгновения, особенно обстоятельства, которые им поспособствовали, но Уэйланду показалось, что это может быть важным. — Я знаю, что просто так ничего не бывает, и даже сыр в мышеловке – большое заблуждение, но если существует хоть какое-то средство… Я готов заплатить эту цену, - обычно высшие демоны, да и демоны в принципе никогда не помогали, даже не давали хоть какую-то малейшую информацию за просто так, но что Джейс мог предложить? Свою бессмертную душу? В сущности, она и так попадет в ад, надо просто некоторое время подождать, а что для демона значит какая-то там человеческая жизнь? Так, словно пара дней в сравнении с вечностью, так что душа уже не была так ценна, особенно такая, как у Уэйланда. Во всяком случае он так считал. Только вот что-то не желало складываться в единую картинку. Словно он по-прежнему что-то упускал. «Никто из высших демонов не знает ответ на твой вопрос, Джейс…». Либо перед ним был не высший демон, либо этот высший демон пришел сюда, чтобы поглумиться над простыми смертными, еще раз напоминая, что ситуация безвыходная. Последнее, пускай, и могло быть правдой, и все же почему-то нефилиму так не казалось.
Ты так и не сказал, кто ты… - поднимая взгляд на своего таинственного собеседника, по-прежнему стараясь сохранять между ними расстояние вытянутой руки, напомнил Джейс.

+2

5

Я знаю о тебе все, Джейс Эрондейл. И о каждом творении непутевого брата. В недрах Ада, кому-то вроде как все равно, но на самом деле, Люцифер постоянно наблюдает за смертным миром. Нефилимы хоть и не примитивные, а все-таки – смертные. Их начало человеческое, и как бы они не открещивались от мира примитивного, а все равно, раз за разом к нему возвращались.
Упоминание Лилит, все расставило на свои места. Сумеречные охотники умели устраивать беспорядки и приводить их мир в состояние хаоса, но всегда был кто-то более могущественный, дабы подлить масло в огонь. Дьявол даже не удивился. Для этого и нужно демоны, для баланса с его собственной точки зрения, для насаждения идей зла, по мнению большинства жителей пустоши Ада. Однажды армия Ада придет на землю и займет положенное место, демоны будут ходить по улицам, как у себя дома, и мир поглотит вечная тьма. Люцифер до сих пор не понимал, кто пустил этот слух и как они себе все это представляли. Одни не могут жить без других, сумеречный мир всегда на грани. Видимо таким был изначальный план отца, про который, как и про все остальное, он благополучно забыл. Теперь его создания раздирали друг друга на куски, пытаясь заслужить расположение. Те, у кого с логикой все было нормально, понимали, что милости стоит просить у тех, в чьих руках, была реальная власть, а не призрачный лик Господа. Демоны в пустоши, даже те, которые не считали Денницу мифом, все же боялись его гнева. Об этом как-то забыла Лилит.
- Лилит, Лилит, Лилит… - не сказав, а скорее прицокнул ее имя Дьявол, пробуя его на вкус, после сотен лет, которые они не виделись. Лучше бы и не виделись, потерявшись в вечности. Когда у тебя есть бессмертие, ты как-то не меряешь отношение с людьми/нефилами/демонами/фэйри/вампирами/оборотнями годами. Но некоторые имена живут в твоей памяти, даже если ты отчаянно их пытаешься забыть. – Моя бывшая жена, всегда питала интерес к созданиям вроде Джонатана Моргенштерна. Я должен был догадаться, что без нее не обошлось. – и правда, никто бы из демонов, не решился на странный альянс с нефилимами. Все знали, что сын Валентина, был не совсем нефилимом, в его жилах текла кровь тех, кто бороздил круги Ада, и это было даже против природы демонов. Странное создание, которому нет места ни на земле, ни в Аду, ни на стеклянных улицах Аликанте.
На несколько мгновений Дьявол погрузился в собственные мысли, меряя шагами простор заброшенной церкви. Решив вмешаться в дела охотников, он меньше всего ожидал, что какие-то нити судьбы вновь столкнут его с Лилит. А все происки так называемой судьбы, Люцифер считал проделками отца, которые ему не нравились просто потому, что исходили от Бога, а не кого-то еще.
- Нефилимы. Гордые до идиотизма и благородные до могилы. Неужели мой брат, не мог сделать вас проще? –
Разиэль явно добавил охотникам пафос от ангелов, Дьявол знал, эта черта была присуща ему самому, больше, чем другим ангелам. Ну, Михаил не далеко ушел, кому бы еще в голову пришла вся эта погоня от Радя до Ада за собственным братом с клинком во всем его блеске. – У тебя нет ничего, что бы ты мог мне предложить. Но только с твоей помощью, можно остановить Валентина Моргенштерна. – добраться до фанатиков всегда тяжело, но даже у них есть те ниточки, за которые можно дергать.
Сумеречные охотники считали Дьявола скорее выдумкой, легендой, может фактом, но всегда относились скептически, ведь тех, кто встречал его, никто не знал. Так всегда было лучше для баланса сил.
- Отец, наверняка рассказывал тебе сказки о потомкам «утренней звезды»? Валентин всегда любил приукрасить. Уверяю тебя, Джейс, Моргенштерны никогда не было мне родней. Я не питаю слабости к вашему виду, как мой брат. Разиэль подарил вам силу и такие возможности, а вы их тратите на все это… - войны между собой, руны темного альянса, охотники с кровью демонов, интриги, Соглашения. Этому миру даже не нужен враг, которого история рисует в лице Люцифера. Они и сами, себе самые злейшие враги.

+2

6

Мозг начал лихорадочно работать, пытаясь сопоставить все детали в единую картинку. «Лилит», «моя жена» проносились в сознании охотника. Как и любой другой нефилим, Уэйланд хорошо знал священное писание и прочие библейские мифы, чтобы сложить два и два, осознавая, что перед ним стоит сам Люцифер. Глава преисподней, если хотите. Еще совсем недавно блондин даже издевался над Джонатаном, высмеивая, что тот спит и видит возможность встретиться с самим Денницей, мечтая взять автограф. Ну, про автограф, разумеется, преувеличение, но это неважно. Тогда они оказались на приеме, организованном каким-то высшим демоном – младший Моргенштерн, как и его отец, не гнушался прибегать к помощи демонов, только у Джонатана были свои методы, на которые не пошел бы даже Валентин.
По-видимому она считает Джонатана своим сыном, или что-то вроде того, а он ее – своей матерью. Зная, что Валентин экспериментировал с демонической кровью, когда Джонатан был в утробе матери, смело можно предположить, что кровь была Лилит, учитывая их нынешние милые родственные отношения, - едко бросил охотник. Разумеется, Моргенштерн никогда не обсуждал с ним свою связь с Лилит, равно как и Валентин не делился с ним секретами своих экспериментов, но почему еще Лилит могла так благоволить его сводному братцу? Для демонов такое «кровное» родство было единственным видом родства, которое могло объединять их с нефилимами.
Конечно, осознав личность своего собеседника, даже такому как Джейс, было трудно сохранить привычное самообладание. Даже тот факт, что Люцифер был настроен вполне дружелюбно, если это слово вообще применимо в отношении высшего демона, не сильно успокаивал. Так и хотелось спросить нечто вроде: «То есть ты…Люцифер?». Однако Уэйланд сдержался, попытавшись напустить на себя как можно более непринужденный и уверенный в себе вид.
А как же моя бессмертная душа? – попробовал усмехнуться Джейс. Впрочем, особой чистотой его душа уже явно не блистала, так что такого добра в аду хватает. Просто существовало какое-то общее расхожее мнение, что демоны алчны до человеческих душ, но если вдуматься, то Люцифер наверняка пресытился грешниками, пороками и прочим, что точно было в изобилии в его обители. — Хотя такого там наверно и так хватает, да? Кстати, это правда, что для особо отличившихся в Аду есть своя персональная сковорода? – попытался отшутиться Уэйланд. Как и всегда, сарказм был лучшим способом скрыть собственную неуверенность, но и он не всегда справлялся на все сто процентов.
Неужели Валентин успел настолько насолить столь могущественному высшему демону, падшему ангелу, если быть точным, чтобы Люцифер задался целью отомстить Моргенштерну? Что ж, в целом неудивительно, учитывая, что у Валентина хватило самоуверенности когда-то воззвать к Лилит, прося ее об услуге.
Наверное, Разиэль разочарован в нас, но все мы знаем, что как раз лучшими намерениями всегда выложена дорога в Ад, - а спуск туда легок, но об этом Джейс говорить уже не стал. У него были весьма сложные отношения с верой. Нельзя сказать, что он не верил в Бога, или не верил в ангелов. Напротив, он верил в их существование, не мог не верить, учитывая мир, в котором он вырос, но вопрос был в другом: верил ли он, что Богу и ангелам есть дело до таких, как он? Нет. Даже тот факт, что за помощью он обратился к высшему демону, а не к светлым силам, о многом говорил.
Я помогу тебе остановить Валентина Моргенштерна, но его сын, Джонатан, может зайти гораздо дальше. Планы Валентина, пускай, и испорчены его мировоззрением и гордыней, но… - Джейс осекся, не зная, как правильно сформулировать свою мысль. Но что? Валентин думает, что его цель благородна? Разве это оправдывает его? Конечно, нет.
Джонатану плевать на свой вид. Насколько мне известно, он собирается создать новую Чашу и использовать демоническую кровь, чтобы создать новую расу нефилимов, которые будут верны ему уже по своему происхождению. Они будут лишены воли… И Клэри поможет ему, - трудно сказать, чьи планы были более разрушительными в контексте мира во всем мире, и, возможно, в Джейсе говорила его личная ненависть к младшему Моргенштерну, но разве он не превзошел своего отца?

+2

7

Сидя на небесах, отец продолжал его испытывать, словно шутки были те, кого он сталкивал со своим падшим сыном. Любая дорога этих людей или нефилимов, и правда вела в Ад. Ведь там было самое место непутевому ангелу, тому, кто по всем преданием бросил вызов системе. Люцифер был просто не согласен с тем, что смертные могут быть ровней ангелам, а когда Разиэль дал некоторым из них, возможности, выходящие за рамки человеческих, чья-то гордыня взорвала рамки, сделав Денницу воплощением зла, о котором пишут в книгах. Но настоящим злом, было создание вроде Джонатана Моргенштерна. Вызывающий лишь отторжение у тех, кто гордо называется нефилимами, ни один демон, кроме Лилит, тоже не стал бы вести свои дела с отпрыском Валентина. Таким, как этот подарок судьбы, можно найти лишь одно место, и это даже не Ад. Но люди с кровью ангела, хоть и должны быть приучены к тяжелым решениям, почему-то медлили. И когда дело касалось тех, в чьих жилах, хоть и нет особо крови «избранных», но фамилии все еще те, какие дают в сумеречном мире, они почему-то тяжело выносили смертные приговоры.
Он слушал и кривился. Лилит не зря была его бывшей женой. Не все были не в своем уме, с начала времен, некоторых такими сделала вечность. Многие считали сумасшедшим Дьявола, но король ада, как раз был совершенно вменяем и спокоен. Его не волновали проблемы людей, он с холодом относился к нефилимам и со скукой к созданием его «братьев» - магам, вампиры по своей сути, все равно оставались людьми, оборотни постоянно боролись с эмоциями, а фэйри лишь плели интриги, дабы оставаться на стороне победителей. В мире существовал баланс, но раз в сто лет, постоянно объявлялись товарищи вроде Валентина и Джонатана, из-за которых баланс оказывался под угрозой, и сам Люцифер покидал Ад и отправлялся на землю.
- Брак – опасная вещь. Учись на моих ошибках, нефилим. Женщины, независимо от крови в их венах, существа коварные. Очередной подарок, моего отца. Спасибо папа. – складывая руки будто в молитве, театрально говорит темноволосый мужчина, а затем переводит взгляд на распятие, которое вот-вот отвалиться от стены заброшенной церкви. – Джонатан Моргенштерн, не первый питомец Лилит за всю ее долгую вечность, но пожалуй – первый кто одинаково опасен для всех обитателей Сумеречного мира. – охотники верили каждому писанию, всем тем книгам, которыми были забиты их библиотеки. Их не готовили к ненормальному нефилиму с демонической кровью в его венах, мечтающем вывести расу рабов.
Джейс не начал прыгать с вопросами вроде «ты и правда король Ада?!» и на этом спасибо. Никто не упал без чувств, это тоже достижение, потому мужчина мог продолжать говорить дальше и по делу.
- Открою тебе секрет – Богу плевать на вас, Разиэлю плевать на вас. Это ваша война и многие в ней падут. Баланс нарушен, мой юный друг. Если Джонатан с помощью Чаши достигнет желаемого, больше не будет Соглашения, а может, падет и весь Нижний мир. Планету населят твари, даже мне не подвластные. А когда я называю, кого-то тварью неподвластной мне, единственному и неповторимому королю Ада, поверь это тревожный звонок. – демоны мечтали населить землю уже много веков, но то чего добивался не совсем нефилим Джонатан Моргенштерн, даже для них было диким. Вызовом против природы вещей. Может Дьявол и не был согласен с положением вещей, но прошли тысячи лет, обида осталась, а порядок сложился.
- Ах, Кларисса. До меня доходили любопытные слухи, но сейчас не об этом. Мы, конечно же, не хотим, что бы она помогала своему непутевому брату. Я знаю все о непутевых братьях. – все небеса в непутевых братьях, за которыми нужно постоянное наблюдение, ведь они вечно пытаются помочь смертным. Неужели и сам Люцифер готов стать на этот непростой путь?
- Если весь ваш мир потерпит поражение, Джейс, то твоя бессмертная душа получит отдельную сковородку, обещаю. – если Ад будет существовать, если не падут небеса. Перспектива этого мира, выглядела с каждой секундой все более туманно.

Отредактировано Lucifer (2017-02-07 18:48:32)

+2

8

Многие говорят, что «браком» хорошее дело не назовешь, и, наверное, на то есть свои причины. Не то, чтобы Джейсу приходило в голову часто об этом задумываться, в конце концов, ему было всего девятнадцать лет, но, древний высший демон наверняка знал, что говорил. Впрочем, браки вроде как на небесах заключаются, а Люцифер ведал преисподней, но в его слова было легче поверить, чем в байки о милостивых ангелах и прочих добрых делах пернатых небожителей.
Зачем он создал их коварными? Я думал, ребро Адама должно было стать определенной гарантией, что женщины не смогут вить веревки из мужчин, но видимо, Небесный Отец рассудил иначе, - возмутился нефилим. Ему не понаслышке было знакомо, что значит  поддаться женскому влиянию. Алек не раз ему говорил об этом еще в самом начале его знакомства с Клэри, но тогда все действительно было иначе, пускай, Джейс и не всегда думал своей головой. Вот сейчас… Сейчас, да, ослепленный чувствами, светловолосый на многое закрывал глаза. Например, на то, что должен был искать способ разрушить руну темного альянса со своих первых дней пребывания в квартире-портале, но… Проще сказать, чем сделать.
У Лилит там целый питомник таких как Джонатан? – непроизвольно округлил глаза охотник. Конечно, вряд ли Лилит раздавала свою кровь направо и налево, но даже пары таких экземпляров, как его сводный брат, хватило бы, чтобы устроить небольшой хаос на всей Земле. Как мужчине, Уэйланду было сложно понять эту необъяснимую тягу обзавестись отпрысками любым доступным способом, как это делала Лилит, лишенная возможности породить своих собственных. С другой стороны, всех магов и так считали ее детьми, но в них не текла именно ее кровь, как в Джонатане, в определенной мере объясняя ее особую привязанность к Моргенштерну.
Тем временем, перспективы, которые описывал Люцифер, породили волну неприятных колких мурашек, пробирающихся под воротник футболки, медленно растекаясь по спине. Страшно представить, какие твари могли наполнить Землю, если демоны – порождения Ада, и без того были малоприятными созданиями, но по сравнению с нависшей угрозой, и они были лишь цветочками. Ягодки только грядут… Конечно, Джейс мог возмутиться, напоминая, что у Сумеречных охотников есть руны и все необходимое оружие, с помощью которого они веками сдерживали натиск злых сил, но зачем? Уэйланд и сам понимал, что даже в повседневной схватке с силами зла руны – это ничто, так, небольшое подспорье, равно, как и ангельские клинки. К тому же, сам Дьявол знал, о чем говорил.
Ну, ты хотя бы можешь скрыться в Аду, - мрачно заметил Джейс. — Теперь моя вера окончательно разрушена. Я подозревал, что Разиэль занят более интересными вещами, чем помощь нам, и все же… Надежда умирает последней, и все такое, - конечно, нефилим все пытался свести к привычному сарказму, но кризис веры у него действительно был. Им полагалось верить в ангелов, святое предназначение и прочие подобные вещи, но мнимое родство с Валентином и предполагаемая на тот момент любовь к своей сестре, двойные стандарты Конклава и прочее из длинного списка в один прекрасный день поставили жирный крест на вере. Джейс еще тогда решил, что даже если ангелы и Бог действительно всемогущи, то им все равно до них. Люцифер не сказал ничего нового, но его слова в очередной раз объяснили, почему охотник сейчас разговаривает с ним, а не с его крылатым братом с небес.
Итак… - выдержав небольшую паузу, встрепенулся Уэйланд. — Что мне нужно сделать, чтобы дать согласие на наше сотрудничество? Расписаться кровью? Ты поможешь мне с демонической меткой, а я помогу тебе добраться до Валентина и его отпрыска. Как-то даже слишком хорошо звучит, чтобы быть правдой. В чем подвох? – и действительно, сдав этих двоих в руки любого рода правосудия, едва ли Уэйланда будут мучить сильные угрызения совести. Во всяком случае, именно так ему казалось сейчас. Обычно вторая часть договора с демоном всегда представляла нечто опасное и малоприятное, но эта сделка казалась взаимовыгодным соглашением без лишних жертв.

+2

9

Людям и нефилам, почему-то всегда хотелось верить в самые бредовые вещи. Клятвы на крови, договора подписанные кровью, проданные души, вечное рабство, котлы в которых варятся грешники в Аду. Люцифер мог выдать книгу «тысяча и одно заблуждение о хозяине Ада». Вот, что бывает, когда твою историю пишут поклонники отца и твоих братьев. Как не крути, кто-то же должен быть вселенским злом. Вечность научила Денницу быть именно таким, каким его предпочитали видеть создания населяющие планету, и те, которым была заполнена «пустота». Пусть лучше боятся, не поднимают глаз и заикаются в твоем присутствии, чем наоборот.
- Когда я говорю, что конец придет всему миру, то и Ад подразумевается. Думаешь, подобный исход, меня устраивает? – еще ведь нужно воплощать в жизнь, всякого рода пророчества, ведь, тот кого, некоторые из них до сих пор звали Самаэль, должен поменять местами Рай и Ад. Демоны будут свободно ходить по земле, а все остальные будут пленниками пустоты. Сам Люцифер давно забыл про эту идею, ведь в отличие от низших демонов, да и тех, кого звали высшими, он не был привязан к Аду перманетно, все-таки был плюс в остаточных силах ангела. Подобное начало, не покидает тебя, даже когда проходит, хм, целая вечность. – Все мы созданы, что бы решать чужие проблемы. Вы несете бремя моего брата. Хороший такой подарок. Все еще веришь, в идеальных ангелах, про которых слушал все свое детство? – Разиэль отлично придумал, передав часть своей силы примитивным. Теперь он ходил по садам Рая, пока нефилимы сражались, умирали молодыми и верили, что важна только конечная цель. Высшее благо. Шутка в стиле отца. Ведь и падение Люцифера, было выгодно ангелам, которых теперь считали чистыми, прямо таки проявление добра на земле, когда для зла и проблем всегда был Дьявол. Нашли, так сказать, крайнего.
Джейс слушал его, но вера не была главной составляющей этого нефилима. Блондин думал – это все воспитание, кровь. И отчасти был прав, все его семейство было таким. Непокорные. Речь тут совсем не о Валентине и Джонатане. Однажды понимание и правда придут к нему, а пока мальчишке нужно было понять, сколько общего у тех, кого считают воинами и тех, кто представляет Нижний мир. Только единство способно уберечь Сумеречный мир от Моргенштернов.
- Да, сейчас достану контракт на древнем пергаменте, возьму перо и будешь расписываться кровью… - с серьезным лицом начинает говорить Люцифер и правая рука, медленно тянется к внутреннему карману пиджака, а затем он вновь смеется, разразив этим звуком, когда-то обитель отца, а теперь просто заброшенную церковь. – Если все нефилимы так наивны, как ты, то наш мир обречен. – половина его братьев любила говорить о конце света, как праведный огонь сожжет всех неверных, и тех чья кровь запятнана. Высокомерные ангелы, потому и самого активного из них, Бог и сослав в пустоту Ада. Что бы был баланс. Но проблема никогда не была в Дьяволе, в любимом сыне Господа – Люцифере. Сама идея людей и ангелов, изначально была обречена, даже с вмешательством нефилимов. Каждый считал себя лучшим, единственным достойным любви, с чистой кровью. – Будешь мне должен, Джейс Уэйланд. Люблю коллекционировать услуги. – за столько лет, Дьявол понимал, что нет ценности в душах или жизнях, все это скучно и надоедает. Ничего не значит золото, и прекрасная музыка, картины и войны за власть. В конце всегда остаются люди, необычные и самые обычные. – И лучше молчи о руне не из Серой книги. Иначе ваш Конклав, сочтет это происками Дьявола, а мне не хотелось бы, что бы в список моих достижений, добавляли что-то от Лилит и ее питомца. – он понимает, что бы помочь нефилиму, встреча с бывшей женой просто неизбежна, да и Джонатана наверняка нужно будет навестить. Месть должна будешь обрушить и на голову Валентина, посмевшего считать себя ровней Люцифера и призывать его с желанием сделать хозяина Ада пленником. Слишком долго Дьявол держался вдали от проблем Сумеречного мира, наконец этому придет конец.

+2

10

Трудно представить, как Аду может прийти конец, но если Люцифер был обеспокоен подобными перспективами, то они были более, чем реальны. Даже интересно представить, что будет, если Ад перестанет существовать? Демоны тоже сгинут вместе с ним? Или вся проблема была в том, что все потоки негативной энергии и демонических сил хлынут сюда, в их мир? С другой стороны, кого этого уже будет волновать, если и их мир перестанет существовать. Оставались еще измерения фэйри, но Уэйланд смутно верил, что Королева Благого Двора решит сыграть роль доброй самаритянки и принять всех страждущих у себя.
Я уже давно не верю в идеальных ангелов. Твой брат, может, и радеет за нас, но как-то очень скромно. Видимо, не хочет нам мешать, дает личное пространство и все такое, - мрачно ответил Джейс. Как ни странно, вера в существование ангелов и высших сил вовсе не означала веру как таковую. Скорее, ее кризис. Знать, что высшие силы существуют, но понимать, что им на вас плевать – сомнительная духовная поддержка. Ощущать какое-то необъяснимое чувство благоговения в церкви еще не значит верить. Привычка, воспитанная годами, традициями, но не более того.
На словах о договоре на крови Джейс ощутимо напрягся, едва не поверив, что Люцифер в действительности потянулся в карман за каким-то мифическим договором, который ему предстоит подписать. Внезапно церковные своды наполнились громким смехом, заставляя охотника вздрогнуть, чувствуя легкую волну мурашек. Нет, вовсе не от страха. Часто ощущаешь нечто подобное, когда слышишь величественные, пробирающие до глубины души, звуки органа в церковном зале или нечто подобное. Некая необъяснимая, непроизвольная реакция, которую невозможно контролировать. Как ни странно, смех Денницы звучал столь же жутко, сколь и мелодично, звонко. Можно было поверить, что он в действительности принадлежал простому человеку, но было в нем что-то иное, величественное и устрашающее, заставляя ни на секунду не забывать, кто стоял перед ним.
Я думал, что клятвы на крови – ваш маленький фетиш, но, видимо, он устарел. Впрочем, явно не для вампиров, - с мнимым глубокомыслием заметил Джейс. Не то, чтобы отсутствие росписи кровью каким-то образом упрощало его сделку с Люцифером, но почему-то стало легче. Слова, пусть и имели вес, но были привычнее всех этих клятв.
Конклав ищет меня, так что вряд ли мне захочется болтать с ними о рунах не из Серой книги, - честно признался охотник. Пожалуй, это можно засчитать за его «да», но Люцифер и так это знал. Вопрос оставался в другом: если Денница все-таки найдет столь необходимое нефилиму оружие, то как он его получит? Вся проблема была в том, что квартира-портал постоянно перемещалась в пространстве, и даже самые могущественные маги вроде Магнуса Бэйна не могли установить ее местонахождение. Конечно, возможно у самого Дьявола во плоти были какие-то свои секреты и какие-то там мощные защитные чары для него не помеха.
Но как я найду тебя потом? Как узнаю, что существует оружие, и ты его нашел? – наверное, для Люцифера такой вопрос прозвучал наивно, но Джейс не мог его не задать. Конечно, такие, как он сами находят тех, с кем они заключают сделки, не оставляя своих контактов, Уэйланд это понимал, но нечто вроде надежды всегда умирало в последнюю очередь и, как правило, в муках.

+2

11

Слишком многое в мире изменилось. Каждый пытался повлиять на баланс, установить новые правила, создать новое царство. С одной стороны Валентин, определенно безумный, и не менее ненормальный Джонатан, в чьих жилах текла демоническая кровь. Подобные эксперименты ни для кого не заканчивались положительно, раз в сотню лет, как минимум, появлялись те, кто желал начать нечто новое, грандиозное или не очень. В большинстве своем, нефилимы были послушными солдатами, истинными наследниками Разиэля. Но кому как не Люциферу знать, что в семье не без белой вороны. Для Бога и братьев, он был таким, бунтовщиков, желающим нарушить привычный порядок вещей. Сейчас, это были Валентин и Джонатан Моргенштерны. Они не понимали, подобными попытками можно покончить с миром раз и навсегда, а не начать новое правление в мире, где не будет «грязной крови». Пусть у Дьявола были разногласия с отцом и братьями, но даже он понимал, какую опасность несут те, не желающие поддерживать баланс добра и зла на земле. Никогда, тот кого послали в пустоту, не мог подумать, что те кого он так долго ненавидел, станут его союзниками. Секрет Дьявола был в том, что без всех этих творений Господа, жизнь его станет скучна. Хотя, он и так много лет, поддавался скуке в кругах Ада и никто был не способен пробудить его от долгого сна. До этого момента.
- Во времена Цезаря, клятвы на крови были забавными. Да и мир тогда был ярче. Все эти интриги, борьба за власть, завоевания. Трагические истории любви, кстати, были неотъемлемой частью всего этого. Потом…все стало банально и как-то очень по-человечески. – конечно, в этом мире все еще встречались великие короли и их пылкие любовницы, государственные перевороты, доходящие до Ада, блестящие дворы с великолепной музыкой и талантливыми поэтами, но чем старее становился мир, тем меньше в нем привлекательного оставалось. Все меньше Дьявол обращал свое внимание на людей, все реже ходил среди них и даже презрение к созданиям отца, со временем стало не таким ярким чувством. А затем, чувства и вовсе померкли в пустоте Ада. – В одном, Валентин все-таки прав. Конклав скоро съесть себя изнутри, так мало правды вам говорят, так много борьбы за призрачную власть. Все развиваются, и Нижний мир, и мир людей. Вы – стоите на месте, прикрываясь своим призванием. Так войны и проигрывают, Джейс Уэйланд, запомни мои слова. – война и правда шла полным ходом, Конклав предпочитал закрывать глаза на это, видя угрозу лишь в Моргенштернах. Но весь мир был повязан невидимой нитью, и чем больше времени проходило, тем меньше шансов оставалось у нефилимов устоять в этом противостоянии.
Джонатан Моргенштерн, может и был смышлёным, для своего возраста и больного мозга, но и он не мог учесть все варианты.
- Стоит только позвать, мой юный друг. Магия безумца или кровь Лилит, не способна удержать меня. Я знаю, как приятна моя компания, но не стоит злоупотреблять добротой. Не хочу привлекать лишнего внимания к своей персоне. – конечно последнее предложение был не совсем правдой, ведь Люцифер был тщеславен и как никто любил внимание, но за одну минуту, со всех уголков планеты, звучали призывы вроде черта и Дьявола, и ему приходилось фильтровать каналы, дабы понять где очередное ругательство, а где реальный призыв. Это была одна из причин, почему Денница редко отвечал на призывы магов. Так много людей, так мало его вечного времени. Да и были те «каналы», внимание к которым было постоянным. Темноволосый мужчина очаровательно улыбнулся и исчез, оставив нефилима наедине с его мыслями.

+2


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » dark alliance [02.10.2016]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC