SHADOWHUNTERS: City of darkness

Объявление

Добро пожаловать в Сумеречный мир! Мы приветствуем Вас на просторах ролевого проекта "City of darkness". Охотники, маги, оборотни, вампиры, фэйри и даже демоны, - все они живут по соседству с людьми, плетут интриги, сражаются, любят и ненавидят. Среди друзей намечаются расколы, а в стане врага - неожиданные союзы. Мир на грани войны. Какую сторону примешь ты?

ClaryJaceLydia
Нью-Йорк | август-сентябрь, 2016
городское фэнтези | NC-17


Emma Carstairs [от 31.03]Nothing can't be concealed from the friend [03.09.2016]
«Рождество и вправду - несмотря на свои примитивные и религиозные корни - прижилось в семье Блэкторнов. Наверное, потому что большой семье нужны были добрые и праздничные традиции, особенно когда в ней столько детей, есть сводные брат и сестра и нету мамы. Какой бы заботливой и опекающей и помогающей не была Хэлен, она не могла заменить Элинор для детей и Нериссу для брата...» [читать далее]
Чаша в руках у Валентина, его сын, Джонатан Моргенштерн, работает над собственным планом, далеким от идеалов и интересов отца. Из Института Нью-Йорка таинственно исчезли Клэри Фрэй, Джейс Уэйланд и Себастьян Верлак. Лидия Брэнвелл и Алек Лайтвуд занимаются поисками пропавших...

гостеваядобро пожаловатьрасысюжетсписок персонажейзанятые внешностинужныеакция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » The Council's archieve » you don't own me [19.10.2016]


you don't own me [19.10.2016]

Сообщений 91 страница 98 из 98

1

Clary Fray & Jace Wayland
http://funkyimg.com/i/2mMYf.png
You don't own me
Don't try to change me in any way

19 октября, ночь; Венеция, Италия

В стремлениях воплотить свой план в жизнь, Джонатан пытается наладить контакты не только с некоторыми влиятельными представителями Нижнего мира, но и с обитателями Пандемониума. Последние зачастую не самые приятные гости, но маскарад - идеальное прикрытие, у каждого есть очень удобная возможность скрыть не только свой истинный облик, но и свою личность. Разумеется, Кларисса непременно стала спутницей своего брата на столь важном мероприятии, а Джейс... Что ему оставалось, кроме как последовать за ними? Жертвой обстоятельств его не назовешь, и все же вся эта разномастная аудитория и пир во время чумы - не то, как ему хотелось бы провести этот вечер.

+1

91

Наверное, у них с Джонатаном было куда больше общего, чем Джейс когда-нибудь мог себе представить. Они оба любили власть, только в Моргенштерне тяга к ней была куда более осознанной, а методы – намного более радикальными и бескомпромиссными. Например, та же руна темного альянса. Когда-то Клэри говорила, что тем самым ее брат сделал им настоящий подарок, но Уэйланд не слушал ее. Возможно, в чем-то она оказалась права? Подарок от самого Дьявола. Обычно его дары настолько желанны, что от них невозможно отказаться. Конечно, всегда кажется, что ты не совершишь ошибок миллионов до тебя, ведь ты знаешь лучше, сможешь остановиться, но нет. Яд скрыт где-то глубоко-глубоко внутри за желанными образами и сладким послевкусием исполнения желаний, поэтому, когда чувствуешь его горечь, уже поздно. Вот и сейчас Джейс не чувствовал ее. Убаюканный тьмой, он не думал о последствиях, наслаждаясь исключительной властью, которую доверила ему Кларисса. Она и без того исполняла все его желания, но жадное воображение требовало еще, еще и еще. К хорошему ведь быстро привыкаешь, не так ли?
Это не совсем фантазия, - усмехнулся охотник, жадно наблюдая, как его Королева тяжело и прерывисто дышит, ловя ртом ночной воздух, пропитанный диковинным дурманом. — Это мое воспоминание, но кто сказал, что мы не сможем его переписать? – выдержав короткую паузу, мечтательно продолжает Джейс. В голове на удивление царит легкость и безмятежность, если ее соседство вообще возможно рядом с такими желаниями. Прошлое – это уже история, а воспоминания – ее часть, разве можно их изменить? Конечно, нет, это знает даже ребенок, но рядом с Клэри Уэйланду часто казалось, что возможно даже то, что он всю жизнь привык считать невозможным. — Хочу запомнить этот момент таким, - делая небольшой шаг по направлению к Клариссе, шепчет охотник. Истинные воспоминания об этом моменте приносили только боль. Тогда Джейс впервые поверил, что навсегда потерял ее. Наверное, это покажется странным, ведь подобные мысли должны были прийти еще после слов Валентина об их мнимом родстве, но, видимо, сердце нефилима уже тогда было настолько испорчено, что отказывалось верить в своего рода безысходность их ситуации. Но так или иначе, ему пришлось… Во всяком случае, до определенного момента. Сейчас Тьма не разрешала ему даже прикоснуться к этим воспоминаниям, и все, что Джейс мог вспомнить – томящее, давящее чувство в груди, которое он хотел заменить другими воспоминаниями из их новой жизни.
Прикосновение его пальцев к ее щеке могло показаться неожиданно нежным, чересчур мягким, совсем не сочетаясь с пылающим, голодным взглядом потемневших глаз. Но это был всего лишь крошечный миг, короткая увертюра, прежде чем нефилим резко развернул Клариссу спиной к себе и лицом к ночному городу, заставляя ухватиться о каменный бортик. Каменный? Казалось, он даже стал чуть выше. Видимо, где-то в глубине души Уэйланд хотел сделать все возможное, чтобы Клэри не почувствовала страха высоты, и реальность тут же услужливо подстроилась под его желания. К тому же, так они стали еще чуточку ближе к его воспоминаниям, пускай, и ночной город, и каменный парапет были не более, чем искусной иллюзией.
Губы нефилима настойчиво целуют уязвимую, белоснежную кожу на шее Фрэй, нетерпеливо опускаясь ниже, позволяя зубам ощутимо прихватить плечо в столь знакомом и излюбленном жесте. Разница в росте и здесь играет на руку. Все, что нужно Клариссе – это крепко опереться о каменный бортик, едва выгибая спину, а ему – податься вперед, что Джейс делает резко и порывисто, как ему этого и хотелось. Если тогда, на крыше в Нью-Йорке все, что он мог получить – это прикоснуться к ней, но не почувствовать по-настоящему, то теперь этих границ не существовало. Не было запретов, не существовало слова «нет». Он помнил этот молчаливый призыв в пылающих изумрудных глазах его Темной Королевы, когда они еще были в той комнате. Она не любила, когда он сдерживал себя, был не искренен не только с ней, но и с собой, по какой-то странной привычке подавляя свои желания. Говорят, старые привычки умирают в муках, но сегодня это произошло безболезненно. Еще одно резкое движение, глубокий толчок, заставляющий тело Клэри напрячься, сопротивляясь и одновременно пытаясь привыкнуть к подобному варварскому обращению. Джейс дает ей несколько секунд, снова подаваясь вперед, на этот раз накрывая руки Клариссы своими, крепче прижимая их парапету. То самое «ближе уже невозможно», которое несет в себе каждое мгновенье единения их тел. Да, именно так он хотел почувствовать ее тогда, но его хрупкая и напуганная Клэри пришла бы в ужас, не так ли? Да он и помыслить не мог, чтобы быть с ней таким. Быть с ней собой?..
Мне продолжить? – тихо шепчет охотник, прикусывая мочку уха Клариссы, оставляя размашистый влажный поцелуй чуть ниже. Он знал ответ, хотя и вопрос, в любом случае, не подразумевал варианта, что им стоит остановиться. Скорее, продолжить вот так, или?.. Она должна хотя бы в этой версии его «воспоминания» сказать ему «да», ведь за это и в Аду сгореть не жалко. Все верно.

+1

92

Было сложно представить, что однажды моменты их близости превратятся в нечто обыденное, привычное, рутинное. Каждый раз напоминал взрыв, полный наэлектризованных эмоций и ощущений, которые ударной волной накрывали их обоих. Сбивчивое дыхание, содрогающиеся тела, дрожащие руки, подгибающиеся колени, бешеный стук сердец - даже все эти столь отличительные и красноречивые признаки не могли с точностью описать, что происходило каждый раз между Клэри и Джейсом. Но всегда ли было так хорошо? Всегда ли будет так хорошо?
— Воспоминание, - эхом повторила Кларисса слова охотника, вновь перенесясь на крышу в Нью-Йорке. Она отчётливо помнила то сладостное безумие, что горело в глазах молодого человека, когда он смотрел на неё. Она помнила, как он резко толкнул её в спину, заставляя податься вперед и ухватиться руками за бортик, чтобы не мешать тому, что он собирался сделать. Джейс хотел прикоснуться к ней, ощутить, насколько её «нет» расходится с предполагаемым «да». Тьма хлынула из янтарных глаз подобно тому, как река весной выходит из берегов, затопляя окрестности. Клэри могла утонуть, она почти не сопротивлялась, и если бы не лёгкое промедление со стороны Джейса, который тогда, казалось, на секунду засомневался в том, что делает, вряд ли бы у неё достало сил развернуться к нему лицом и попытаться его оттолкнуть. Впрочем, сейчас эти воспоминания не приносили боль. Дурман, который молодые люди вдыхали с воздухом, растекался по венам, оберегая от любых негативных мыслей. Единственное, что сейчас помнила Фрэй, что те события были неприятными для них обоих, причиняли боль. Но боли Клэри не чувствовала, равно как и грусти. Возможно, потому что это осталось далеко в прошлом? Но настолько ли далеко?
— Замещение - опасная штука, Джейс, - назидательно отозвалась рыжеволосая и тут же рассмеялась. — Предполагается, что на ошибках и собственном опыте нужно учиться, - но ни Фрэй, ни Уэйланд, кажется, не учились на собственных ошибках до сих пор, с радостью принимая радушно распахнутые объятия Тьмы.
Девушка медленно прикрывает глаза, наслаждаясь мягким и нежным прикосновением к своему лицу. Ей нравилось, что настойчивые ласки Джейс всегда мог разбавить вот такими нежными и томными. Укусы сменялись поцелуями, грубые, дерзкие прикосновения к её телу, оставляющие яркие, красноватые отметины от пальцев охотница - ласковыми, почти трепетными поглаживаниями. От таких контрастов Клэри теряла голову, не в силах сдержать стоны. Впрочем, сейчас было не место для нежности и неспешности: рыжеволосая чувствовала нетерпение Джейса, а остальное было вопросом времени.
Тонкие пальцы обхватывают каминный бортик, а сама Фрэй чуть прогибает спину и задерживает дыхание, когда Уэйланд резко входит в неё. Она с шумом выдыхает и всматривается в ночной город, лежащий перед ней, как на ладони. Мерцают огни фонарей, где-то в окнах горит свет, иллюминация всё ещё работающих в это время суток заведений всполохами проплывает перед глазами. Джейс целует её, терзает её плечо, а саму Фрэй терзают другие, противоречивые чувства. В объятиях охотника ей было безумно хорошо, но этот город, эта крыша, эта высота... Внизу живота всё замирает и стягивается в тугой узел не только из-за возбуждения, но и из-за страха. Адреналин заставляет кровь шуметь в ушах. Каменный бортик выглядит куда более надёжным, нежели прозрачный и стеклянный, и всё же он не дарит Клариссе ощущения безопасности.
Охотник грубо вторгается в её тело, и Клэри закусывает губы. Она не может отвезти взгляд от тёмной бездны, маняще стелющейся перед ней, словно кто-то или что-то заставляют её смотреть, не дают отвести взгляд.
С каждым глубоким, проникновенным толчком тело рыжеволосой привыкает к этой острой, безграничной близости. Она нужна ей, она нужна ему, она нужна им... Они так любили быть вместе без компромиссов, без полутонов, - только так, и никак иначе. И даже ощущаемый в эти мгновения дискомфорт был неважным в сравнение с тем, что они оба чувствовали после.
— Продолжай, - сквозь стон отвечает нефилим, запрокидывая голову назад, по-прежнему сжимая каменный бортик. Но что-то неумолимо тянет её вниз, заставляет склонить подбородок, буквально впиваясь взглядом в окружающую обстановку.
— Здесь так высоко, я...я не хочу смотреть, - задыхаясь, продолжает Кларисса. — Но я не могу отвести взгляд, хотя мне всё ещё страшно, - честно признается девушка, делая глубокий глоток воздуха. Конечно, страх уже был не тем, что раньше: власть метки в сочетании с дурманом, витавшем в воздухе, своё дело делали. Кто знает, не будь всего этого, смогла бы Кларисса вот так просто предаться близости на крыше, удалось бы Джейсу отвлечь её настолько, что она позабыла бы обо всём, если даже стеклянная лестница порой вызывала волнение?
— Скажи... Тогда, в Нью-Йорке, ты хотел пойти до конца... - не вопрос и не предположение, Клэри знала правду.
— Почему ты остановился? Я видела, что ты был готов, - Тёмная Королева не могла вспомнить, обсуждали ли они эту тему до этого? Наверняка обсуждали. Но она не помнила: голова была такой лёгкой-лёгкой, что рыжеволосая с трудом подбирала слова, чтобы составить из них предложения. Должно быть, подобный разговор у них и правда был, но он был болезненным и горьким, а Тьма, приготовившаяся разливать сексуальное удовлетворение по флаконам, хотела избавить своё «зелье» от подобных ненужных примесей.
Должно быть, и ответ Джейса тогда был другим. Возможно, сейчас она услышит что-то новое или сможет взглянуть на ситуацию под иным углом? Порой безграничная свобода была чертовски опасной.

+1

93

К сожалению, они не учились на своих ошибках. Многие говорят, что в одну реку дважды не войдешь, и по этой логике, как бы ни хотелось исправить то или иное воспоминание, стоит оставить его в прошлом. Но разве они были как все? Разве хоть одно правило, справедливое для нормальных людей, в полной мере подходило и им? Джейс уже давно перестал пытаться вписать их отношения или чувства в общепринятые рамки, да и Клэри тоже. Так что, если Тьма щедрой рукой преподнесла им подобную возможность, почему бы ей не воспользоваться. Разумеется, то, что прошло, уже не вернешь, но определенное завершение, так называемая точка во всей той истории помогут двигаться вперед хотя бы духовно. Уэйланд и сам не думал, что та ночь на крыше была для него не просто одним из воспоминаний того тяжелого, беспросветного периода, а действительно важным, по-своему знаковым событием, которое не отпускало его подсознание и по сей день, но Тьме виднее. Она бы не стала размениваться по мелочам.
«Да» теперь так близко, и Джейс чувствует, что в это самое мгновенье Фрэй готова его произнести, но и здесь она поступает по-своему. Конечно, красноречивое «продолжай», со стоном сорвавшееся с приоткрытых губ, можно расценивать как беспрекословное согласие, пускай, и не в такой лаконичной формулировке, которая сделала бы его еще более символичным. Уэйланд не сдерживает мягкую, довольную улыбку, которую рыжеволосая наверняка буквально чувствует кожей – его губы ведут тонкую, прерывистую линию, вторая изящному изгибу ее шеи.
Страх высоты все еще был с Клариссой. Страхи как привычки: самые старые из них обычно умирают в муках. Уэйланд понимал это даже сейчас, отдаленно осознавая, что несмотря на столь красноречивую ситуацию и все его слова, нельзя просто так взять и перестать бояться того, перед чем испытываешь благоговейный ужас всю свою жизнь. В голове промелькнули обрывки воспоминаний о стеклянной лестнице, где они тоже успели предаться мгновениям страсти, несмотря на неприязнь рыжеволосой к высоте и опасность быть замеченными. Конечно, тогда им повезло, и Джонатана не было дома, но шанс, что он мог появиться в любую минуту добавил еще одну порцию адреналина в и без того уже безумный эмоциональный коктейль. Клэри боялась и тогда… Джейс помнил легкую дрожь в кончиках ее пальцев и то, как она не хотела смотреть вниз, снова ощущая это странное чувство, будто и вовсе паришь в воздухе – стекло умело создавать такого рода иллюзии, подогревая воображение. Сейчас все было иначе. Лестница была настоящей, а крыша дома, городские огни и темная бездна, простирающаяся внизу – нет, но страхи редко подчиняются словам разума.
Не смотри вниз, - вкрадчиво произносит охотник, мягко подаваясь вперед. Последующие движение выходит непривычно плавным, чувственным, не теряя столь любимой ими обоими проникновенности. Уэйланд по-прежнему чувствовал эту грань «ближе уже невозможно», ощущал ее полностью, каждой клеточкой, стирая незримые границы, но в его действиях больше не было той несдержанности и резкости, с которой он так рьяно завладел телом Клариссы еще пару минут назад. Кажется, в тот день он сказал ровным счетом противоположное: «Посмотри вниз, не отводи взгляд». Когда-то Джейсу казалось, что, заставив ее встретиться лицом к лицу с собственным страхом, он заставит Клэри отказаться и от других, куда более сильных, чем простой страх высоты. Наверное, он ошибался, и, пускай, учиться на своих ошибках у него получалось крайне редко, этот урок он усвоил. Его ладонь мягко коснулась подбородка Фрэй, разворачивая ее лицо в свою сторону, заставляя оторвать взгляд от простирающегося перед ними ночного города. Ничто не мешало ей не повиноваться, но Джейс тут же не оставил ей выбора – рука резко опустилась ниже, обхватывая изящную шею, а губы тут же накрыли ее. Поцелуй получился насыщенным, терпким, даже грубым под конец, создавая своеобразный контраст с по-прежнему плавными, обволакивающими движениями.
Почему я остановился? – отстраняясь, повторяет вопрос охотник, не сразу понимая, о чем идет речь. Мысли покидали его голову столь стремительно и непредсказуемо, что Уэйланду было невероятно тяжело сконцентрироваться на чем-то одном. Она спрашивала про то воспоминание… — Я…не был уверен, что прежняя ты сможешь принять это, - выдохнул Джейс, все еще не разжимая пальцы, обхватывая ее горло. Вряд ли Клэри могла в действительности почувствовать ощутимую нехватку кислорода, но на уровне эмоций этот жест наверняка заставлял жадно хватать ртом воздух в тщетных попытках усмирить обезумевшее сердце. Теперь нефилим уже знал, что Фрэй чувствует в такие моменты.
Да, когда-то проблема была даже не в том, что Уэйланд был не уверен, что слабые «нет» Клариссы – это истинное «да». Даже если так, и он заставил бы ее принять свои желание, что было бы потом? Смогла бы она с этим смириться? Он был готов перейти черту, но «его Клэри» - нет, во всяком случае не тогда, не в тот самый миг.
Принять меня таким, - да, тем, кому плевать на слово «нет» и на последствия. — Я не мог причинить тебе боль, - а сейчас можешь? — Не хотел, - едва слышно добавляет охотник. Он не хотел этого и сейчас, просто в какой-то момент они оба поняли, что определенная толика боли нужна им обоим. Не той болезненной агонии, которую они испытывали тогда, день за днем не имя возможности даже прикоснуться друг к другу. Боль бывает разной, и та, к которой тяготели они, не имела ничего общего с моральными страданиями.
Джейс снова начинает терять нить разговора, плавно и неумолимо теряя и контроль над собой: его движения становятся быстрее, набирая темп. Казалось, тело уже готово вкусить столь желанное и обещанное ему наслаждение, но нет, ему нужно было еще, и еще. Может быть, время здесь шло совсем иначе? Если вечность могла быть такой, то за нее и правда не грех продать душу. В какой-то миг тело Клариссы сковывает знакомое напряжение, и Джейс чувствует, как становится невыносимо тесно, жарко, так…хорошо. Могло ли это простое слово «хорошо» хотя бы в отдаленной степени охарактеризовать, что он чувствовал? Почему-то именно оно первым приходило на ум и казалось невероятно емким, сочетая в себе все оттенки и грани того наслаждения, которое поглотило его тело в следующее мгновенье. Мыслей не было. Лишь невероятная легкость, мало-помалу остывая на разгоряченной коже россыпью мелких мурашек. Руки не слушались, но Уэйланд по наитию прижал Клэри к своей груди, чувствуя, как ее хрупкое тело по-прежнему трепещет в его объятиях. Джейс опускает ресницы, делая глубокий вдох, но стоит открыть глаза, и перед ними – все та же комната. Смятые пурпурные простыни, где-то вдалеке виднеется рояль. Уэйланд пятится назад, чувствуя позади себя кровать и одновременно с этим ощущая, что ноги все еще ватные и слушаются его с трудом. Он сгибает колени, оседая на кровать, увлекая Клэри следом за собой. Каким-то образом они уже лежат на ней, шелк простыней нежно холодит кожу, помогая жару отступить.
Ты все еще дрожишь, - тихо замечает нефилим, крепче прижимая Клариссу к своей груди.

+2

94

Клэри и не догадывалась, насколько для Джейса окажется важным то далёкое воспоминание на крыше Нью-Йорка. Прошло несколько месяцев с того самого момента и многое успело случиться, но, видимо, где-то в глубине души Уэйланд так и не смог забыть об этом. Не смог двигаться дальше, так или иначе чувствуя давление в груди. Возможно, воспоминание уже не причиняло такую же боль, как тогда, но оно по-прежнему прочно сидело в светловолосой голове и периодически всплывало в памяти. Почему Клэри задумалась об этом именно сейчас? Как и охотник, она понимала, что Тьма не стала бы размениваться по мелочам: судя по всему, как она заботилась о них и их благополучии, пока они находились в этой комнате, - она с этого имела нечто большее, чем всплеск гормонов и сексуальной энергии у двух подростков. Кларисса с трудом удерживала в голове эту мысль, которой сейчас было не время и не место, и всё же это казалось важным.
Должно быть, всему виной любовь и их всепоглощающая страсть к друг другу. Раньше было смешно читать о том, что ради любви можно горы свернуть и луну достать с неба. Рыжеволосая хихикала над романтическими комедиями, хоть пусть ей, как натуре впечатлительной и эмоциональной, нравилось то, что она видела. Она плакала над классикой американского кинематографа - Унесёнными ветром, но здраво рассуждала, что это всего лишь кино, и в реальной жизни так не бывает. Оказывается, бывает. Они с Джейсом были ярчайшим тому примером и доказательством, что такая любовь существует и на земле есть два человека, которые вместе составляют половинки одного целого.
Возможно, именно это и искала Тьма? Настоящих чувств, которые были способны породить только настоящие, искрящиеся, мощнейшие чувства и в других плоскостях? В таких, как секс, например? Разве может быть что-то более прекрасное, чем заниматься любовью с тем, кого ты любишь больше всего на свете?
Раньше Фрэй скривилась бы от подобных сравнений и громких фраз - уж она-то живёт в реальной жизни и не верит до конца во всю эту чушь, хотя как и любая девочка её возраста в глубине души мечтает о принце на белом коне.
У её избранника не было ни коня, ни тем более титула, зато у него были потрясающие, насыщенного золотого цвета глаза в обрамлении по-девчоночьи пушистых ресниц, что когда он медленно опускал их, Клэри переставала дышать.
Рыжеволосая и сама толком не знает, почему в такой страстный, полный ярчайшего возбуждения момент, усиливаемого адреналином, в голову лезли такие сантименты. Проделки Тьмы или уже её собственные мысли?
На какое-то время нефилим даже отвлеклась от мыслей о высоте и о том, как это пугает её. Она едва ли понимала, как Джейсу может нравиться высота, но дело, как говорится, житейское. Если это то, чего он хочет, она с готовностью даст ему это, и даже больше.
Охотник плавно подаётся к ней, и от очередного контраста ощущений Клэри протяжно стонет, даже и не думая о том, чтобы сдержаться. Зачем? Мягкие, проникновенные движения, пришедшие на смену дерзким, нетерпеливым толчкам, возбуждают ещё сильнее, что по бёдрам продолжает струиться влажный жар. Джейс не может не чувствовать этого, не может не понимать, что Кларисса стремительно приближается к той самой грани, которую они оба любили, и ещё больше любили переходить её вместе. Одновременно, конечно, не всегда удавалось, и не смотря на определённую долю мастерства со стороны молодого человека, это требовало немалых усилий, и тем не менее. Если и существовали в мире двое настолько физически подходящих друг другу людей, то это были Клэри и Джейс.
Рыжеволосая с жаром и свойственным ей пылом отвечает на поцелуй охотника. Она задыхалась, и, наверняка, он чувствовал, как её горло сдавливает потребность вздохнуть, но потребность в губах Джейса, в его поцелуях, в его близости, была гораздо-гораздо сильнее. На мгновение Кларисса осознала, что в самом деле готова задохнуться, но никак не прекратить этот поцелуй, не разорвать эту тягучую, глубокую близость, которая сейчас существовала между ними.
— Я бы приняла тебя любым, Джейс, - сбивчиво, почти шёпотом, произнесла Фрэй. Скорее всего она бы возненавидела себя, но Джейса - никогда. Это было невозможно, и она не представляла, что должно было бы случиться, что бы она решила оттолкнуть его, так и не найдя в себе сил принять его таким, какой он есть, со всеми его желаниями, порывами и тёмными мыслями.
— Я всегда приму тебя, запомни это, - пальцы охотника чуть сильнее сжимаются на её горле, и последние слова Кларисса выдаёт, слегка хрипя. От этого жеста, как и всегда кружится голова. Ресницы дрожат, медленно опускаясь вниз на несколько мгновений, чтобы дать хозяйке немного времени наедине с уютной Тьмой. По телу прокатывается волна дрожи, постепенно переходящей в липкое напряжение - Клэри была на грани.
Ей невыносимо хочется вжаться в тело Джейса, откинуться назад, почувствовать тепло его тела не только в определённых частях, но, увы, это невозможно. Вместо этого рыжеволосая крепче сжимает каменный бортик, позволяя Уэйланду завладеть её телом именно так, как хочет он. Кларисса стонет и на мгновение замирает, тяжело дыша через рот. Руки, сжимающие парапет, ослабевают, ладони почти соскальзывают вниз, и в этот самый момент охотник прижимает её к груди. Лучше и быть не может... То, о чём она мечтала всего несколько мгновений назад, сбылось, словно молодой человек прочитал её мысли. По телу проходит судорога - отголоски только что пережитого удовольствия, которое всё не хочет отпускать её хрупкое тело. Она запрокинула назад голову, ощущая, что едва ли может стоять на ногах.
Клэри лишь на секунду прикрывает глаза, а когда открывает, то понимает, что они уже лежат на кровати, на тех же самых пурпурных простынях, и охотник тепло прижимает её тело к себе.
Она и в самом деле до сих пор дрожала: сердце по-прежнему неистово билось в груди, вспоминая огни ночного города. Адреналин, щедрой порцией впрыснутый в кровь, неистово и отчаянно ухал где-то в ушах. Фрэй сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться, но получалось плохо.
Только что пережитое наслаждение не походило ни на что из того, что она чувствовала до этого. Нет, оно не было лучше, оно просто было другим. Страх высоты и адреналин определённо оттеняли удовольствие, которое она только что пережила. Пожалуй, стоило поблагодарить Джейса за бесценный опыт?
— Адреналин, - улыбается Клэри, пряча лицо на груди Уэйланда. — Я до чёртиков боюсь упасть, хотя теоретически понимаю, что это невозможно, - ладонь девушки скользит выше, обнимая охотника за шею, прижимаясь к нему теснее. Ей безумно нравится лежать с ним вот так, никуда не торопясь и ни о чём не думая, и в отличие от квартиры-портала в этой комнате это было в действительности возможно. Не считая того, что разгорячённые тела постепенно остывали, и без одеяла или простыни сверху становилось не комфортно, момент был идеальным. Но не успела Кларисса подумать о чём-то подобном, воздух вокруг них сгустился, будто бы стал плотнее. Клэри была почти уверена, как чувствует нечто тёплое и нежное, окутывающее её тело.
— Ты чувствуешь это? - нефилим чуть приподняла голову, носом проехавшись по подбородку Джейса, чтобы заглянуть в его глаза. — Странная, волшебная комната, кому рассказать - не поверят, - пробормотала Фрэй, чувствуя усталость и расслабленность одновременно. Сейчас, как никогда, она ощутила насколько измоталась за сегодняшний вечер. Но спать было нельзя: внизу их ждал Джонатан и другие гости, которые наверняка хотели продолжить общение с семьёй Моргенштерн.

+2

95

Возможно, Джейс уже слышал когда-то эти слова. То, что Клэри примет его любым вроде как не было таким неожиданным и желанным откровением как когда-то, став данностью, но это не умаляло веса ее слов. Даже сейчас эта простая фраза вызывала знакомый трепет в груди, наполняя сердце благодарностью и теплом. Вопрос принятия себя всегда оставался сложным и болезненным для охотника. Сначала от него отказался Валентин, предпочтя Джонатана ему, потом Мариз и Роберт… Даже если на деле это было не так, и его приемные родители никогда не переставали его по-настоящему любить, переживая определенные моральные дилеммы, в чем их сложно винить, в те дни молодому человеку казалось, что и они отказались от него. Он – сын их общего врага, сын предателя, шпион, вариантов могло быть много. Наверняка Лайтвуды никогда не считали, что хоть одно из этих определений может ему подходить, но сам Джейс был уверен, что именно это они о нем и думают. Потом он сам перестал принимать себя таким, какой он есть, свято веря, что в его жилах течет демоническая кровь. Теперь он знал, что если бы это в действительности было так, то он бы никогда не испытывал подобных терзаний. Как Джонатан, например. Во всем этом безумии оставались только два человека, которые всегда были готовы принять его любым – Клэри и Алек. Но если с Алеком они были связаны прочными узами парабатай, в какой-то степени не оставляющими Лайтвуду выбора, то для Фрэй это был полностью ее выбор. Воспоминания о приемном брате крохотным осколком кольнули в груди, там, где по-прежнему красовалась угольно-черная перманентная руна. Джейс нахмурился, но заботливая Тьма была тут как тут, и в следующую секунду он уже думал о Клариссе, уютно устроившейся у него на груди, скрывая большую часть руны парабатай от его глаз.
Да, но это была всего лишь иллюзия. Нет никакой крыши, ночного города, пропасти внизу, - улыбаясь, ответил нефилим, ласково поглаживая растрепанные рыжие пряди. Еще пару секунд назад он хотел сказать, что помнит ее слова. Она примет его любым – это стало непреложной истиной, но Клэри должна знать, что и для нее он сделает то же самое. В прошлой жизни или в этой, «его Клэри» или Кларисса – он любил их обеих…любил ее. Но эти мысли ускользали, словно вода сквозь пальцы. Сначала они казались словами хорошо знакомой песни или стихотворения, которые со временем начинают забываться, теряясь в ворохе воспоминаний. Уэйланд чувствовал посыл этого признания, как и понимал, насколько важным оно может стать для них обоих, но что-то неумолимо уводило его от этих слов. Кто знает, может, Тьма по-прежнему заботилась о них, не желая портить такой прекрасный момент, понимая, к чему их могут привести такие опасные темы, а Джейс, в свою очередь, был слишком счастлив и расслаблен, почти добровольно обнажая свое сознание для подобных чар. — И потом, ты же знаешь, я никогда не дам тебе упасть, - нежно касаясь губами макушки рыжеволосой, подытожил свою мысль охотник. Если они и упадут в пропасть, то непременно вместе, но когда вместе, ведь уже не страшно? Клэри была права: в какой-то миг Уэйланд и сам почувствовал странное, необъяснимое тепло, окутывающее его тело. Казалось, словно кто-то незримый накрыл их невидимым одеялом, даря ощущение тепла и покоя.
Да, чувствую, - согласился охотник. — Похоже на невидимое одеяло, - не зная, как еще охарактеризовать то, что он ощущал на своей коже, медленно прокомментировал Джейс. — Я бы не отказался от такого на постоянной основе, потому что ты вечно крадешь настоящее одеяло у меня, - усмехнулся молодой человек, хотя, конечно же, это не было правдой. — Я понимаю, что тебе нравится смотреть на меня без него, но я, знаешь ли, могу и замерзнуть, - продолжал парировать охотник. Внезапно они снова стали беззаботными подростками, чья единственная проблема – это как поделить одеяло или чья очередь сегодня заправлять постель. Приятно иногда позабыть обо всем и просто стать, как все…пускай, и в огромном доме, кишащем нечистью, предаваясь страсти в стенах непонятной комнаты, живущей своей жизнью.
Мне очень хорошо с тобой, - помолчав, добавил Уэйланд, подпирая рукой голову, чтобы лучше видеть лицо Клэри и поймать ее взгляд. Наверное, его слова были само собой разумеющейся, очевидной истиной, но иногда именно такую истину столь необходимо произнести вслух. — Я бы так хотел, чтобы так было всегда. Только ты и я, - никаких проблем, никакого Джонатана, но Джейс не стал продолжать, не желая портить такой редкий и безмятежный момент их единения. Склонившись, он нежно накрыл ее губы, целуя мягко и неторопливо. Какое-то время так хотелось позабыть обо всем, забывшись в этой комнате, в ее объятиях, наслаждаясь таким уютным и нежным теплом, но… Сколько они уже здесь пробыли? Уэйланду было сложно осознать, но по ощущениям казалось, что явно не полчаса, а это значит, что вскоре Джонатан будет, мягко говоря, недоволен их отсутствием. Самому охотнику было на это, по большому счету, плевать, но вот Клэри точно начнет переживать, а ее он расстраивать не хотел.
Ненавижу говорить это, но…наверное, твой братец скоро начнет рвать и метать, так и не дождавшись нашего возвращения в зал, - недовольно произносит Уэйланд, садясь на кровати. — Теоретически мы можем поискать нашу одежду… - положив руку на сердце, Джейс понятия не имел, где находятся хотя бы его брюки, но попробовать стоило.

+1

96

Постепенно сердечко Клэри в груди успокоилось, позволяя своей хозяйке дышать ровнее. Тепло тела Джейса и невидимое одеяло, как охотник назвал странное нечто, оказывали поистине чарующий эффект: хотелось провалиться в сон, крепкий и глубокий, не выпуская молодого человека из своих объятий и даже во сне чувствуя, как размеренно бьётся его сердце и плавно вздымается грудная клетка. Для Фрэй это было сродни колыбельной: в его объятиях не просто замирало время, но и было так уютно, совсем, как дома. Кларисса за последнее время уже дважды успела потерять так называемый дом, пока не поняла, что для нее дом - это не просто жилая площадь, четыре стены, пол и потолок, для неё - это то место, где её ждал Джейс. Неважно, где это было: в Институте Нью-Йорка, в квартире-портале, да хоть в самом Аду, - рядом с ним она чувствовала себя настолько уютно, как никогда прежде. А раньше она думала, что их с Джослин квартира в Бруклине - то место, в которое она всегда захочет вернуться. Она ошиблась. Единственным местом, куда она всегда будет хотеть вернуться - это к Джейсу, к его объятиям, поцелуям, голосу.
— Иллюзия была слишком реальной, - возразила рыжеволосая, мягко выводя подушечкой большого пальца невидимые линии на теле охотника. — Однажды Магнус рассказывал мне про другие измерения, которые способные создавать Высшие демоны и подчинять их своей магии, - продолжала Фрэй. Пальчик запнулся, невидимая линия как будто бы прервалась, но Клэри, не растерявшись, принялась выводить круг. — Может это оно и было? Кровать-то очень даже реальна, как и цепи, - на миг нежные запястья неприятно кольнуло. Следы от браслетов никуда не ушли и, сейчас, когда тело постепенно приходило в себя, нежную, тонкую кожу саднило.
— Знаю и за это я тебе очень благодарна, - прошептала Кларисса, губами касаясь нижней части щеки Уэйланда. Почему этот момент не мог длиться вечность? Или хотя бы какую-то часть вечности?
— А вот и неправда! - возмутилась Фрэй, отстранившись от молодого человека и заглядывая в его глаза. — Ты стягиваешь с меня одеяло не меньше и не отрицай! - на самом деле и это тоже было неправдой. Они так часто спали в объятиях друг друга, что им вполне хватило бы одного, небольшого одеяла, но учитывая внушительные размеры постели в комнате блондина, то одеяло, что было у них, - было огромным и его с лихвой хватило бы, чтобы накрыться им несколько раз.
— Не замёрзнешь, я проверяла! - дерзко парировала девушка, улыбаясь. Внезапно усталость будто бы отошла немного назад: вроде бы нефилим только что хотела спать, а вроде бы уже и не хочет. То ли беззаботные шутки подарили ей второе дыхание, то ли Тьма продолжала колдовать, то ли волшебное одеяло, окутывавшее их теплом, предназначалось не только для того, чтобы согреть.
— Мне тоже хорошо с тобой, - выдохнула свой ответ Клэри, подаваясь на встречу нежному поцелую. Её пальчики вспорхнули вверх, ласково касаясь лица Джейса. Поцелуй вышел невероятно мягким, неторопливым и чувственным: Уэйланд не стремился овладеть ртом Фрэй, как это часто бывало, а она, в свою очередь, не жаждала перехватить инициативу. Этот поцелуй скорее напоминал неспешно распускающийся цветок, чьи лепестки плавно, по чуть-чуть отделяются от стебля, чтобы явить миру свой прекрасный бутон.
Рыжеволосой пришлось скатиться с охотника, позволяя ему сесть: он был прав, им пора возвращаться. Нефилим вздохнула, садясь на кровати позади Джейса, обнимая его за плечи и вытягивая ноги вдоль его ног, тем самым заключая его в такое своеобразное объятие.
— По-моему тебе не стоит беспокоиться об одежде, - она кивнула на самый край постели, где аккуратной стопкой была сложена одежда молодого человека, а рядом лежало её платье. Обувь, должно быть, была где-то здесь же, неподалёку. Ещё бы стило...  Не успела она подумать об этом, как её стило, бывшее до этого в кармане платья, оказалось в непосредственной близости. Кларисса наклонилась за ним, ловко обхватывая тонкий стержень пальцами.
— Думаю, не помешает привести себя в порядок, - нефилим прижалась губами к плечу охотника, ласково проводя кончиком языка по коже. Иратце она давно могла нарисовать с закрытыми глазами: ресницы дрогнули, опускаясь вниз, пока рука, по наитию, плавно вела обжигающую линию. Следы от ногтей, укусов, едва заметные синяки, - всё затягивалось на глазах, будто бы и не было ничего. Клэри не любила использовать исцеляющие руны после близости с Уэйландом, но небольшие ранки грозили открыться вновь и перепачкать рубашку, а след на шее от её ногтей не скрыть никаким воротником, да и у неё было открытое платье... Покончив с руной, девушка вновь прижалась губами к угольно-чёрной метке.
— Теперь твоя очередь, - рыжеволосая протянула Джейсу стило, спустя пару мгновений оказываясь перед ним. Выбор был невелик: живот или ноги, в остальных местах руна исцеления будет слишком заметной. Девушка придвинулась ещё ближе, замирая, пока Уэйланд выводил метку. Почему-то в, казалось бы, таком простом и обыденном ритуале, как нанесение друг другу рун, было столько всего будоражащего сознание. Или всё дело в том, что они до сих пор были обнажены?
С улыбкой, чмокнув охотника в губы, Фрэй поднялась с постели. Чтобы одеться ей понадобилась пару минут, всего лишь платье, да и только. А вот с застёжкой пришлось повозиться: ловкость уже подводила, и усталость давала о себе знать.
Одев туфли на высоком каблуке и отправившись с Джейсом под руку к выходу из комнаты, она поняла, насколько же устала и как безумно хочет оказаться дома. И всё же возле самой двери, она обернулась, словно хотела запомнить убранство комнаты, подарившей им столько ярких и необычных ощущений. Картинка перед глазами будто бы покачнулась: Тьма прощалась. Или говорила «до свидания»?
Дверь мягко хлопнула за ними, возвращая двух молодых людей в реальный мир, полный шума, звуков и красок. Клэри неуверенно держала Джейса под руку и внимательно смотрела под ноги, чтобы не оступиться на многочисленных ступенях центральной лестницы.
— Ты меня измотал, - укоризненно проговорила рыжеволосая, с облегчением сходя с лестницы и оглядываясь по сторонам. Она увидела Джонатана в обществе всё тех же демонов и фэйри, что были при нём перед тем, как они с охотником покинули танцевальный зал.
— Странно, нас ведь не было около пары часов? - с удивлением отозвалась Кларисса, приподнимая бровь.
— О дааа, - прошелестел рядом голос хозяина дома. — Но это там, здесь прошло от силы минут 10-15, - опустив руки на плечи молодых людей, продолжал демон. Прикосновение показалось смутно знакомым: оно было таким же невесомым, лёгким, нежным, почти, как у Тьмы, жившей в той чудесной комнате. — Надеюсь, вам понравилось? Изысканные удовольствия для самых ценных гостей, - губы демона растянулись в улыбке. Кажется, он был невероятно доволен собой. — Если решите повторить, вы знаете, где меня найти, - и демон подобно тьме перед рассветом, растворился. Или просто удачно смешался с толпой гостей.

+1

97

Было даже немного непривычно вот так вот беззаботно разговаривать о чем-то, смеяться, целоваться и не считать мгновенья. Их пребывание в квартире-портале, отсутствие границ и запретов во многом избаловало Джейса, но последняя неделя, которую они провели в ссоре, снова все поставила на свои места. Он не воспринял то, что у них было с Клэри, как должное, в очередной раз понимая, насколько она дорога и необходима ему, хотя они и «расстались» на такой короткий срок. Причем, «расстались» даже не в буквальном смысле слова. Глупая ревность не стоила всех этих ссор и последующей разлуки, а месть – уж тем более. С другой стороны, зная свой характер, Уэйланд не мог пообещать даже себе, что в следующий раз будет вести себя благоразумнее. Во всяком случае, пока Джонатан вертится где-то рядом. Этот белобрысый мерзавец умел вытаскивать наружу самые худшие черты его характера, не говоря о том, что и без него Джейс не отличался покладистым и кротким нравом. Моргенштерн умел использовать недостатки своего соперника в свою пользу, превращая ссоры Клэри и его сводного брата в очередную возможность провести время с сестрой. При этом он был по большей части непричастен к их разногласиям, разве что, косвенно. В остальном они прекрасно справлялись и без него. Впрочем, вспоминать о Джонатане раньше времени не хотелось от слова «совсем», и Уэйланд с легкостью отвлекся на куда более приятные мысли.
Ты проверяла, что я не замерз? Как это заботливо с твоей стороны, - довольно улыбнулся нефилим, хотя первым вариантом его ответа была пошлая шутка, но у них еще будет на это время. — В каком смысле мне не стоит беспокоиться об одежде? – сбитый с толку, переспросил Джейс. Не может же Кларисса предлагать ему пойти голым, если с поисками одежды так и не сложится. То есть, ему в целом нечего стесняться, но даже учитывая отсутствие комплексов по поводу своего внешнего вида, светловолосый был явно не готов на такие подвиги. Может, дурман в этой комнате сгустится, лишая Фрэй здравого смысла? Уэйланд проследил за ее взглядом, с удивлением заметив стопку аккуратно сложенной одежды на краю кровати. Конечно, можно воскликнуть «как так?» или «что за чертовщина?», но, памятуя о том, что они тут пережили, глупо удивляться подобным вещам. — Неплохо, - хмыкнул Джейс, чувствуя, как губы Клэри мягко касаются его плеча. Она была права, им стоило привести себя в порядок, но расставаться со всеми этими отметинами, царапинами от ее ногтей и следами от требовательных поцелуев по-прежнему не хотелось. Уэйланд уже даже подумал запротестовать, но если следы на груди можно с легкостью скрыть под рубашкой, то на шее – едва ли… Не поможет даже воротник, разве что свитер с высоким горлом, но у них здесь несколько иной дресс-код, так что выбора не оставалось. С легкой грустью последний раз окинув взглядом следы на своей груди, нефилим расслабился, позволяя Фрэй закончить начатое. Теперь пришел его черед. С Клэри было сложнее: ее платье было достаточно открытым, хотя нет ничего страшного в следах от «иратце», подумаешь, руна, но все же молодой человек решил остановиться на более неприметном месте. Приняв стило из рук Клариссы, Джейс склонил голову, аккуратно выводя знакомые линии на ее животе, чуть выше и левее уже поблекшего шрама от руны спокойствия. Как и она, Уэйланд мог нанести эту руну за пару секунд с закрытыми глазами, но с Клэри он действовал аккуратно и неторопливо, прорисовывая каждую линию, словно делал это впервые. Наконец, «иратце» была готова, и можно было начать собираться.
Только поднявшись на ноги, Джейс осознал, как сильно на самом деле устал. Лениво натянув на себя нижнее белье и брюки, он неторопливо застегнул рубашку, бросив скептический взгляд на галстук-бабочку. Нет, уже не сегодня. Наспех натянув пиджак, светловолосый засунул надоевший аксессуар во внутренний карман, галантно подавая руку Клариссе, словно они были настоящей светской парой, чье появление ждали внизу все собравшиеся. Все, может, и не ждали, но один человек точно. Даже жаль было покидать эту комнату… Стоило им подойти к порогу, как ставшие привычными декорации начали медленно растворяться, исчезая в густом, темном мороке. Вторя Клэри, Джейс еще раз осмотрелся по сторонам, пытаясь запомнить эту неповторимую атмосферу и все те воспоминания, которые, без сомнения, стали одними из самых ярких за последнее время.
Ой, кто еще кого измотал, - парировал охотник, спускаясь по лестнице. На последних ступеньках казалось, что Фрэй не просто держала его под руку, а действительно опиралась о нее, устало переставляя ноги. Впрочем, на ее грациозной походке это на удивление никак не отразилось. И как у нее это получалось, да еще и на таких каблуках? Талант ходить на них по-прежнему оставался для нефилима за гранью добра и зла.
Неожиданно за их спиной возник хозяин вечера, тот самый демон, который так любезно пригласил их посетить второй этаж. Прежде чем Уэйланд успел опомниться и что-нибудь ответить, он был таков.
Он что, наблюдал за нами? – с легким недоумением нахмурился Джейс, хотя само по себе предположение показалось ему абсурдным.
Кто наблюдал? – послышался знакомый голос. Судя по тону, Джонатан был не в духе, но отлично это скрывал, просто теперь Уэйланд научился видеть дальше прохладного взгляда и якобы будничных вопросов.
Да никто, твой приятель демон. Я же не вхожу в ваш элитный клуб для мальчиков, откуда мне знать его имя, - в свойственной ему манере ответил Джейс, заработав уничтожающий взгляд.
Вы быстро вернулись, - в голосе сводного брата почувствовались едва различимые, довольные нотки, словно тот факт, что его «родственников» не было от силы пятнадцать минут, не мог его не радовать.
Тем не менее, мы все успели… В смысле, посмотреть, - почувствовав легкий толчок под ребра, поправил себя Джейс. Действительно, он же не хотел, чтобы Моргенштерн думал, что они все успели за пятнадцать минут.
Ладно, думаю, мы можем отправляться домой, - констатировал Джонатан. Какое счастье! — И сотри с лица эту ухмылку, - мрачно добавил он, покосившись на Джейса.
Что, уже тошнит? – довольно усмехнулся Уэйланд, получив еще один слабый толчок под ребро. — Прекрати меня пихать, у меня скоро будет синяк, - с притворным недовольством прошептал он, поворачиваясь к Клэри.
По улице идти особо не пришлось, все-таки есть свои преимущества в использовании порталов, несмотря на легкое тошнотворное чувство в животе потом. Да и к нему можно привыкнуть.
Ты, должно быть, шутишь, - простонал Джейс, увидев, что Клэри остановилась на входе в квартиру, протягивая к нему руки. Так хотелось побыстрее подняться по лестнице, лечь на кровать и забыться легким, беззаботным сном, но… Она устала, Уэйланд понимал это, и разве он мог ей отказать? — Ладно, иди сюда, - с притворным тяжелым вздохом, но неизменной улыбкой, пускай, и усталой, отозвался светловолосой, уже через пару мгновений поднимая Клариссу на руки.

+1

98

Клэри в самом деле с трудом переставляла ноги, чувствуя, как тело наливается буквально свинцом. Сколько всего произошло за сегодняшний вечер!.. Сколько танцев она станцевала, сколько сделала шагов, сколько подарила Джейсу поцелуев и не только. Конечно, она чувствовала себя измотанной, да и большинство рун, что были на ней, почти утратили свой магический потенциал, оставляя Фрэй в буквальном смысле один на один с жестокой реальностью. Хорошо, что у неё был Джейс, на которого она всегда могла опереться во всех смыслах этого слова. Он ведь не даст ей упасть, не так ли?
— Какая разница? - лениво отозвалась рыжеволосая. Даже если демон в самом деле наблюдал за ними, кого это волнует? Они были красивы, сексуальны и влюблены в друг друга. Судя по всему они являли собой ту самую квинтэссенцию, что так жаждал хозяин дома. Не зря он предложил им вернуться, если они вдруг захотят повторить, и кто знает, возможно, однажды, в самом деле они ещё раз попробуют нечто подобное?
— Себастьян! - приветливо отозвалась нефилим, с улыбкой, обращаясь к брату. Моргенштерна, видимо, измотали разговоры или же кто-то из потенциальных союзников его расстроил, но выглядел он, мягко говоря, недовольным. Судя по тому, что сказал демон о времени - это не из-за них. Их не было каких-то пятнадцать минут, и это никак не могло послужить причиной плохого настроения старшего брата.
— Всё в порядке? - Фрэй коснулась руки Джонатана, заглядывая ему в глаза. Но молодой человек лишь кивнул, решив, должно быть, что сейчас не хочет обсуждать своё настроение. Зато с Джейсом он охотно вступил в небольшую перепалку. И если бы не несколько ощутимых тычков под рёбра от Клэри, Уэйланд мог бы и разойтись.
— Прекрати, - прошептала в ответ девушка. — А то я тебе не только синяк поставлю, - дерзко ухмыльнувшись, парировала Кларисса. Не то, чтобы это в самом деле могло сойти за угрозу... Ведь охотнику нравилось, когда она была такой, а, значит, это уже слабо походило на наказание. Впрочем, кто знает?
Возможно, их и не было всего пятнадцать минут, но сам бал-маскарад, кажется, подходил к концу. Не только они втроём направились к выходу из дворца. Стоило отойти от парадного входа на почтительное расстояние прежде, чем открывать портал. Сумеречный охотник со стило, умеющий создавать порталы, привлёк бы слишком много внимания. Пальцы, сжимающие стило, слегка подрагивали: усталость прокатывалась по телу, словно нечто липкое и вязкое, сковывая по рукам и ногам. Убрав стило в карман, Клэри взяла Джейса и Джонатана за руки и сделала шаг вперёд.
Путешествие через порталы в большинстве своём былом делом привычным, хоть и не всегда приятным, но сейчас, находясь на грани полнейшей физической и моральной усталости, Кларисса поняла, что ещё шаг, и она просто упадёт.
— Джейс, - тихо позвала рыжеволосая, пока Уэйланд не повернулся к ней. Взгляд изумрудных глаз потеплел, ресницы дрогнули, и Клэри протянула к молодому человеку руки в просящем жесте. Сейчас она выглядела такой хрупкой, уязвимой и такой его. Сколько же было доверия в том, как она тянулась к нему, прося не оставлять её, безмолвно умоляя помочь. Стеклянная лестница на второй этаж виделась непреодолимым препятствием, и только охотник мог помочь ей с этим справиться. Ну, Джонатан тоже, конечно, мог бы, но о нём она как-то не подумала.
Фрэй нежно обвила шею Уэйланда руками, тепло прижимаясь к нему. Конечно, охотник для виду попричитал, дескать, и сам устал, и всё же не смог ей отказать. Моргенштерн фыркнул и прошёл мимо них, кинув напоследок какую-то фразу, которую девушка так и не расслышала. Мог бы и дверь придержать, но какое там. Впрочем, какая-то там дверь не была препятствием для Джейса, и через минуту они уже поднимались по стеклянной лестнице.
— Вот бы всегда так, ненавижу эту лестницу, - хихикнув, отозвалась рыжеволосая. Дверь в спальню пришлось открывать с ноги. Наверное, Джейс решил, что до кровати Фрэй самостоятельно не доберётся. Что ж, она не была против. Спустя несколько секунд, молодой человек бережно опустил её на пол, и Кларисса поспешила скинуть туфли, после чего повернулась к охотнику и принялась стягивать с него пиджак и расстёгивать пуговицы на рубашке. Что-то ей подсказывало, что если она не поможет ему, он завалится спать прямо в одежде, ну разве что обувь скинет. Судя по слабому протесту, последовавшему от охотника, именно это он и собирался сделать, но Клэри не позволила.
— Тшшш, спать в одежде неудобно, - философски проговорила рыжеволосая, покончив и с рубашкой. — Брюки сам снимешь или тебе помочь? - многозначительно изогнув бровь, добавила Клэри. Видимо, с этим он справится сам.
Нефилим повернулась к охотнику спиной, заводя руку за назад и расстёгивая платье. Всего лишь несколько изящных, покачивающих движений, и совсем как тогда, в чудо-комнате, платье соскользнуло вниз, к её ногам, и точно так же, как и в той-комнате, Кларисса без зазрения совести преступила через шёлковую ткань.
Откинув с кровати покрывало вместе с одеялом, девушка забралась в постель, поудобнее устраивалась на подушках.
— Ну и, ты идёшь спать? - рыжеволосая протянула вперёд руки, словно только и ждала, когда Джейс окажется в её объятиях. Дважды просить не пришлось: спустя несколько секунд, Фрэй прильнула к груди Уэйланда, чувствуя, как он по привычке крепко прижимает её к себе.
Не прошло и пяти минут, как они оба заснули крепким сном, измотанные и уставшие этим ярким, насыщенным на события вечером, но всё же счастливые до невозможности.

+1


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » The Council's archieve » you don't own me [19.10.2016]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC