SHADOWHUNTERS: City of darkness

Объявление

Добро пожаловать в Сумеречный мир! Мы приветствуем Вас на просторах ролевого проекта "City of darkness". Охотники, маги, оборотни, вампиры, фэйри и даже демоны, - все они живут по соседству с людьми, плетут интриги, сражаются, любят и ненавидят. Среди друзей намечаются расколы, а в стане врага - неожиданные союзы. Мир на грани войны. Какую сторону примешь ты?

ClaryJaceLydia
Нью-Йорк | август-сентябрь, 2016
городское фэнтези | NC-17


Emma Carstairs [от 31.03]Nothing can't be concealed from the friend [03.09.2016]
«Рождество и вправду - несмотря на свои примитивные и религиозные корни - прижилось в семье Блэкторнов. Наверное, потому что большой семье нужны были добрые и праздничные традиции, особенно когда в ней столько детей, есть сводные брат и сестра и нету мамы. Какой бы заботливой и опекающей и помогающей не была Хэлен, она не могла заменить Элинор для детей и Нериссу для брата...» [читать далее]
Чаша в руках у Валентина, его сын, Джонатан Моргенштерн, работает над собственным планом, далеким от идеалов и интересов отца. Из Института Нью-Йорка таинственно исчезли Клэри Фрэй, Джейс Уэйланд и Себастьян Верлак. Лидия Брэнвелл и Алек Лайтвуд занимаются поисками пропавших...

гостеваядобро пожаловатьрасысюжетсписок персонажейзанятые внешностинужныеакция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » You're under my control. Everything gonna be fine [15.09.2016]


You're under my control. Everything gonna be fine [15.09.2016]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

♫ Ruelle – Up in Flames ♫
http://sg.uploads.ru/t/iMb3G.gif http://s4.uploads.ru/t/dI2Tu.gif

участники: Alistair Horne & Nevada Rapraz
место действия и время: Верхний Манхэттен & Глубокая ночь
описание: Каждый житель Нижнего Мира - монстр, но многие из них умею держать свою дьявольскую сущность под контролем. Невада Рапраз - один из таких. Но кто мог подумать, что стоит капнуть в бокал прохладительного всего лишь одну каплю чудотворного зелья, и оборотень потеряет контроль над собой? Сущность парня вырвалась наружу, и теперь эту «маленькую» проблему надо решать Верховному магу Манхэттена и, желательно, поскорее, потому что разъяренный оборотень может с легкостью натворить дел, разгуливая по улицам Большого Яблока...

Отредактировано Alistair Horne (2017-01-18 02:25:07)

+2

2

Терпкий алкогольный напиток все еще разогревал горло Рапраза, когда он выходил из автобуса, что остановился на одной из улиц Манхэттена. Доселе оборотень не замечал этот несильный жар и взгляд, что время от времени мутнел, ибо он свалил подобное состояние на слишком трудный день, проведенный у барной стойки. Однако, сейчас его прохладная рука потянулась ко лбу, и Невада нахмурился, заметив сильный контраст температур. Что с ним происходило? Подобное в последний раз случилось на восемнадцатилетие Рапраза, где была устроена грандиозная попойка с друзьями. Но, пускай Невада и знает несколько головокружительных коктейлей, перед которыми не устоит ни одна нечисть, он не помнил, чтобы пил подобное.
От тревожащих разум мыслей Неваду оторвала вибрация из кармана джинсов — Джесс, кузен, звонил спросить где именно сейчас находится Рапраз. Быстро ответив на звонок, оборотень тряхнул головой и растрепал свои и без того неприглаженные волосы, после чего бодрым шагом направился по направлению к квартире двоюродного брата.
Одиночка успел пройти пару кварталов, прежде чем высокие здания перед его глазами начали искажаться, словно Невада решил посетить комнату с кривыми зеркалами, а не Манхэттен. Рапраз опустил голову и потер глаза холодной ладонью; ноги его подкосились, и бармен невольно облокотился на один из домов. Голова волка начала раскалываться, словно один из нефилимов раз за разом бил его по голове своим клинком серафима, но крепко стиснутые зубы пока что не давали вырваться болезненному крику из глотки. Кожу вокруг глаз оцарапали внезапно выросшие волчьи когти, и Невада, с усилием сжав губы, приглушенно зарычал.
Оборотень сделал несколько шагов вперед и свалился в одну из темных и безлюдных подворотней района. Стоило ему принять горизонтальное положение, как непредвиденная трансформация стала насиловать его кости, меняя их размер и положение в теле. Сдавленный крик все же вырвался из уст молодого волка, но никто в столь позднее время не услышал его, не прошел мимо и не предложил свою никчемную помощь. Рапраз перевернулся на спину и тут же переместил обе руки себе на голову и начал сдерживать череп, что каждую миллисекунду норовился деформироваться из человеческого в волчий. Нет, Невада не мог без своей воли обратиться в зверя, чью жажду убийства он ощущал у самого горла. Не здесь, не сейчас.
Перестань, — простонал Рапраз и, переворачиваясь на живот, закашлял кровью, ибо увеличивающиеся клыки растерзали язык, — прекрати, — перешел он на вой и выгнул спину.
Позвоночник захрустел и начал вытягиваться по горизонтали, а вместе с ним по всему телу резким импульсом протекла новая порция боли, которую ни с чем нельзя было сравнить. Кости нагревались, будто внутри них начал течь жидкий металл. Организм не реагировал на команды мозга, не переставал видоизменяться, но делал это намного медленнее и болезненнее первого обращения.
Невада вцепился когтями в свою кожу на руках, лишь бы сдержать тянущиеся костные ткани и пересечь новые болезненные ощущения. От лавового жара тело Рапраза взмокло, а обесцвеченные волосы прилипли ко лбу и постепенно принимали черный цвет. Конечности человека покрылись жесткой шерстью. Оборотня затрясло, словно его внезапно скинули в прорубь с ледяной водой, голова болванчиком задергалась на шее, пока черепные кости переформировывались. Невада безвольно протянул лапу вперед, словно хотел за что-то схватиться, но тут же одернул ее назад, царапая пыльный асфальт крепкими когтями.

Темно-карие глаза налились золотом, и массивная туша поднялась на все четыре лапы. Зверь запрокинул голову и протяжно завыл, предупреждая все живое в округе о своем прибытии. Хотелось есть? Нет, хотелось свежего мяса, только что вырванного из еще живого тела. Хотелось смотреть, как живые существа корчились от боли и утоляли звериный голод Нижнего Мира страданиями и мольбами о помощи. Хотелось рыть чужие органы когтями и выпускать из них теплую кровь, что после окажется на белых клыках.
Конечности волка задрожали, а шерсть на холке и вдоль спины поднялась дыбом от накатившего возбуждения. Оборотень сделал несколько шагов внутрь переулка и сразу же наткнулся на жирную серую крысу, что испуганно припала наземь и замерла, надеясь, что ее не заметят. Заметили. Тяжелая лапа обрушилась на мелкое тельце и тут же раздавила его, отчего черный асфальт окрасился в красный.
Зверь оскалил зубы, приподняв только верхнюю губу, и зарычал, не увидев перед своими глазами настоящих жертв, а не жалких грызунов. Он приподнял голову и принюхался к прохладному воздуху, втягивая в свои ноздри букет разнообразных запахов: человеческое гнилье, выхлопные газы машин, жженая резина, отмершая кожа, что серпантином осыпалась с человеческого тела пару часов назад.
Лапы оборотня взрыли мусор под когтями, и уже через пару мгновений черное массивное тело перепрыгнуло через сетчатый металлический забор, вынырнуло из одного переулка в другой и неожиданно замерло. Гнилая пища из забытого мусорного бака более не блокировала обоняние оборотня, и он мог во все легкие ощутить сумасшедшее количество людей, кошек и псин, что только и ждали, пока благородная волчья пасть вырвет их глотки одну за другой. Волк начал клацать зубами и сорвался с места, дабы направиться в Центральный парк, в коем собралось множество зверей.
Темные повороты просматривались всеми чувствами, будь то зрение или интуиция, и мгновенно огибались проворным телом. В очередном коридоре небоскребов оборотень запрыгнул на пожарную лестницу, взобрался на третий этаж и перепрыгнул на площадку соседнего подъезда, сметая его железное ограждение своей широкой грудью. Приземлился волк на припаркованную машину, крыша которой тут же прогнулась под тяжестью зверя и найденной им "палки". По ушам ударила сработавшая сигнализация, звук которой тут же разозлил волка. Он зарычал на автомобиль и начал прыгать на нем, пока блок сигнализации не был проломлен под тяжестью металлолома.
Облизнув нос, волк тряхнул головой и издал утробный рык. Краем глаза он увидел движение в здании и обратил на него большее внимание. Зверь прищурился и увидел в темной комнате молодую девушку, что не обращала внимания на суматоху снаружи, ибо тяжелые биты от Доктора Дре полностью заблокировали ее мозг от реальности. Идеальная жертва, перекус перед настоящим весельем в парке.
Не думая вовсе, оборотень собрался и присел на задние лапы, а после прыгнул прямо в окно, в препятствие, что защищало ни о чем не подозревающую жертву от убийцы. Однако, что-то пошло не по плану. Стеклопакет под волчьей тяжестью не разбился на тысячи осколков и не впустил зверя в квартиру. Подобной защиты волк не ожидал и безвольно повалился спиной на сломанную машину. Он быстро поднялся на лапы и отряхнулся. Челюсть его сомкнулась с силой, а хвост задрожал, стоило оборотню увидеть битую паутину на стекле, а не его полное отсутствие. Зарычав от злости, зверь спрыгнул с автомобиля и отошел к дальней стене соседнего здания, дабы как следует разогнаться и проломить препятствие твердым лбом.

[AVA]http://s02.radikal.ru/i175/1701/5f/6045962ab1f5.png[/AVA]

Отредактировано Nevada Rapraz (2017-01-11 23:24:16)

+2

3

Что может быть лучше бессонной ночи, проведенной на комфортабельном диване с последним выпуском одного из ведущих журналов в мире моды. Перед глазами, один за другим, летят десятки образов: популярные модели и манекенщики, именитые дизайнеры и изысканные кутюрье, представляющие свои экстравагантные наряды придирчивым критикам и людям из высшего света. Забавно пробегаться взглядом по строчкам новейших рецензий и осознавать, что один исполин рухнул, обессиленный под натиском волны отрицательных отзывов, а другой – вознесся к вершинам славы, заняв место своего предшественника под солнцем. Алистер не раз удивлялся, как не долговечно все это: мода примитивных менялась быстрее, чем он мог уследить за ней. В прежние века было проще: один век – один стиль. Просто до банальности. А что сейчас? Что ни год, то новый тренд. Но все мы знаем, что все новое в мире моды – хорошо забытое старое. Стоит просто закинуть лакомый кусочек, выуженный из бабушкиного шкафа, в толпу жаждущих шопоголичек – и они сами уже разнесут твою идею по всей модной индустрии, заставив всех модных кутюрье следовать на поводу навязанного толпой желания.
Все это прекрасно, и Хорн до глубины души обожает эти ночные посиделки на пару с сигаретой и глянцевыми журналами, но он – Верховный маг, а это значит, что он должен разбираться со всем, что происходит в его боро, вверенном ему. Так на него накатила неожиданная волна негативной энергии – он почувствовал, что кто-то обращается. Все бы ладно, но обычное обращение обычного ликана не заставил бы его вздрогнуть, словно его окатили ледяной водой. Здесь была замешана магия, очень сильная магия, - это он понимал на все сто процентов. Поэтому, кинув открытый журнал, как попало, на диван подле себя, маг встал на ноги и, дотянувшись до лежащей на журнальном столике пачки сигарет, он в мгновение ока, по щелчку пальцев, открыл сияющий портал: серебристо-белый, отдающий время от времени радужными россыпями по своим краям, - и с зияющей черной бездной в центре, вращающейся с такой бешеной скоростью, что с непривычки голова могла пойти кругом  - вслед за магическим водоворотом. Мгновение – и брюнет исчез в нем, попутно подкуривая сигарету.
Перед глазами на пару мгновений закружился хоровод пестрых лент,  танцующих и извивающихся во всевозможных причудливых формах. Обычно телепортация отрицательно влияет на неподготовленный организм, но Алистер, пользуясь данными чарами не одно десятилетие, привык к постоянно плывущему туннелю цветных серпантинов, начав ловить с перемещений своеобразный кайф.
Портал распахнулся на крыше одной из многочисленных пятиэтажек, построенных тут в середине прошлого века. Внизу, в темном переулке, среди груд мусора, хаотично катающегося по залитому бензиновыми разводами асфальту, обращался юный ликантроп. Хорн присмотрелся к нему, наблюдая за каждой секундой его обращения. Оно было крайне странным. Нет, не то, чтобы что-то очень удивило его, потому что за годы службы Верховным магом Манхэттена он насмотрелся всевозможных чудес, не ведомых ему доселе. Он просто был несколько поражен тем, что к ликану применена такая трансформирующая магия. Это очень сложное колдовство, доступное единицам из живущих магов: зелье готовилось долго, малейшая ошибка в действиях или рецептуре зельевара могла привести к фатальному провалу, именно поэтому Алистер не понимал, почему такое ценное зелье было подлито такой незначительной персоне, как оборотень-одиночка, работающий в барменом в Пандемониуме. Да, он узнал обращающегося. Это был Невада Рапраз: он не раз замечал того за барной стойкой в ночном клубе для нежити. Не особо приметный и не занимательный –  рядовой оборотень, в общем говоря. Но мотивы магов сложно истолковать, поэтому Хорн оставил попытки догадаться о личности загадочного недоброжелателя и решил заняться оборотнем, который уже исчез за сетчатым забором. Хорн сделал затяжку, выпустив струю белоснежно-синего дыма в ночное небо, после чего распахнул очередной портал – и шагнул в него, стремясь нагнать оборотня.
Нагнал он его уже тогда, когда тот заканчивал с режущей слух сигнализацией развороченной им же машины.  Алистер решил, что пока не будет вмешиваться, потому что никто, кроме уличной крысы, не пострадал. Однако не тут-то было: волк заметил более стоящую жертву, чем бездомное оборванье, как коты и собаки с крысами. Ей стала молодая девушка, зажигающая в темной комнате под звуки рэпа в своих наушниках. Оборотень попытался разбить стекло в комнату жертвы, но оно, к большому удивлению мага, не разбилось, а лишь разошлось небольшой россыпью блестящих трещин. Тогда оборотень решил повторить попытку  - отошел на другой край переулка, готовясь разогнаться и влететь  прямо лбом в окно. Хорн понял, что такого удара стекло точно не выдержит, поэтому, в момент, когда тот начал разбегаться, выставил руку вперед – вокруг пальцев и ладони мага закружились десятки причудливых символов, переливающихся всеми оттенками синего цвета; от этого замысловатого хоровода магических рун тянулось полупрозрачное подобие руки –  только гораздо больше своего оригинала. Огромная колдовская ладонь обхватило тело оборотня на несколько мгновений, после чего отшвырнула обратно к его «старту».  Верховный стряхнул пепел с сигареты, и заклинание рассеялось, словно его и не было.
Мальчик, – обратился он к оборотню. – Если тебе нужна жертва, то я весь твой, – брюнет развел руками, словно подталкивая того сделать первый шаг. Алистер не воспринимал противника всерьез: куда двадцатилетнему оборотню тягаться с древним магом; но, тем не менее, не стоило забывать о своей задаче – защите примитивных и контроле над нежитью. Он здесь, чтобы решить проблему. Желательно, менее болезненно, но если все пойдет не так, как нужно, то придется применить пару грубых приемов…правда, самому же потом залечивать раны оборотня – что поделать, такая работа.

+2

4

На сей раз зверь сможет ворваться в чужое обиталище и присвоить его себе, пометив белые стены квартиры кровью ее прошлой хозяйки. При этой мысли из пасти начала обильно выделяться слюна, что вязкой жидкостью омыла большие клыки оборотня и начала мелкими каплями биться об асфальт, стоило животному приоткрыть свою пасть. Он заработал лапами быстрее, буквально несясь галопом на стену, но все же сдвинул свою траекторию влево. Жесткие подушечки коснулись металла мусорного бака, отталкиваясь от него, а уже потом наскакивая на кирпичную кладь и разворачиваясь обратно к окну.
Теперь уж точно никакая человеческая преграда не справится с массивной тушей, что так хорошо разогналась для своей атаки. Невада делал большой размах лап, в нетерпении все быстрее и быстрее подгоняя себя к цели, а после оторвал их от земли и прыгнул вперед. Передние лапы волк прижал к груди, а голову опустил, чтобы добить стеклопакет своим широким лбом, но хищнику так и не суждено было добраться до своей добычи.
Рапраз почувствовал, как нечто обхватило его тело, а после с силой оттолкнуло к противоположной стене. Из пасти вырвался удивленный лающий вскрик, а когти впустую прочесали воздух. Жесткое столкновение со стеной не заставило себя долго ждать, впрочем, как и боль, что прошлась по всему позвоночнику и отдалась в конечностях. Свалившись вниз, Невада тут же подобрал свои лапы и потряс головой, прогоняя болезненные ощущения прочь. Злость охватила его разумом пуще прежнего, и волк вскочил на лапы.
Ветер принес запах человека, на которого Невада тут же бросил свой горящий яростью взгляд, стоило ему повернуть голову в сторону незнакомца. Оборотень бы сразу понял, кто стоит перед ним, но бушующему на воле зверю на это было глубоко плевать. Единственный, кого он видел перед собой, это человек, что помешал волку охоте... или этот мужчина хочет попрощаться со своей жизнью первым? Рапраз прерывисто захрипел и после издал протяжное утробное рычание. Эти звуки были похожи на безумный скрежет психопата, а образовавшиеся складки на морде и вывалившийся из пасти язык и вовсе внешне напоминали выражение лица сумасшедшего человека.
Невада услышал его голос, что даже в молчании продолжил гулять в его голове, засев глубоко в мозг. В ответ волк отвел уши назад и присел на задние лапы, начав быстро размахивать своим "поленом" из стороны в сторону, пачкая шерсть на хвосте в бензиновой луже. Наконец золотистые глаза сверкнули во тьме грязного переулка, и Рапраз оттолкнулся лапами от земли, сразу переходя на галоп. Расстояние меж магом и оборотнем уменьшалось за доли секунды, а как только оно и вовсе стало совсем маленьким, Невада выбросил вперед и вверх переднюю часть своего тела, продолжив упираться задними лапами в землю.
Мощные передние лапы потянулись к ключицам желанной добычи с намерением сильно ударить по ним и уложить человека на лопатки. В это же время наклоненная на 45 градусов голова с открытой пастью приближалась к горлу мага. Невада желал как можно скорее дотянуться своими клыками до трахеи и вырвать ее из организма, чтобы услышать сладостные звуки умирающего человека.

[AVA]http://s02.radikal.ru/i175/1701/5f/6045962ab1f5.png[/AVA]

+2

5

Единственное, чего добился Хорн своим заклинанием захвата, так это еще большей ярости ликана, который оскалился в ответ и стремглав помчался на своего противника, разинув пасть и обнажив свои острые, как лезвие клинка, клыки. Верховный стоял на своем месте до последнего мгновения, и, вот, казалось бы, сейчас оборотень прыгнет на него и повалит на спину, начав раздирать плоть своим зубами, но не тут-то было: в самую последнюю секунду Алистер отпрянул в сторону на библейской скорости, после чего послышались щелчок пальцев и громкое жужжание – прямо перед Невадой, там, где мгновением ранее стоял маг, распахнулась радужная дыра в пространстве, в которую тот и угодил, не успев что либо предпринять. Спустя какое-то время высоко в небе распахнулся точно такой же портал – из которого вывалился ошарашенный ликантроп, тут же полетевший вниз, на асфальт, с огромной скоростью. Но столкновения не последовало: оборотень завис в паре сантиметров от земли, подхваченный невидимой дланью магии чародея. Невидимая ладонь нежно опустила его на холодный асфальт, как мать опускает своего новорожденного младенца в детскую колыбель. Хорн не стал предпринимать что либо еще, потому что не хотел сильно вредить противнику: он лишь двинулся к нему навстречу, плавно и грациозно, попутно вышвыривая непотушенный окурок в сторону.
–  Невада, –  сказал он, призывая оборотня взглянуть ему в глаза, ведь именно это ему сейчас и было нужно. Раздался противный костный хруст – маг размял руки перед сложным заклинанием, после чего остановился и, встав в исходную позицию, выставил руки вперед, начав вырисовывать ими причудливые фигуры в воздухе: ментальная магия – наисложнейшая из всех существующих, потому что сознание существует в нераздельной гармонии с душой и плотью – любое вмешательство в его процессы может вызвать непредсказуемые последствия, предугадать которые не может ни один маг, даже такой могущественный и опытный, как Алистер. Ничего не стоило бы вызвать полный и пожизненный паралич конечностей, сломанную психику или даже смерть. Между телом и сознанием пролегает тонкая грань, разрушить которую можно всего одним легким и мимолетным прикосновением, но последствия – непомерны. Именно поэтому Хорн так не любил копаться в чужих мыслях, ведь даже такое  незначительное вторжение могло привести к непомерным последствиям, но сейчас не было выхода, поэтому он решился на такой рисковый шаг…
–  Успокойся и просто терпи, –  на мгновение он прикрыл глаза, собравшись с силами, как моральными, так и магическими, после чего резко открыл их, пронзив ликана взглядом своих черных, демонических глаз. Через мгновение он уже был в его сознание – в нескончаемом лабиринте мыслей и воспоминаний, кружащих вокруг в хаотичном потоке прямо под коркой мозга Невады.

+2

6

Волк был уверен, что его челюсти сомкнутся на человеческой плоти, прогрызая ее до мышц. Но рядовой ликан не был ровней верховному магу, и он угодил в некую зияющую черную дыру, коей в прошлую долю секунды еще не было. Волчьи лапы опустились на воздух, не найдя внизу опоры, а в золотистые глаза стрельнули тысячи разноцветных искр, что хаотично метались по всему черному коридору. От подобной смены обстановки у Невады закружилась голова, и он с силой зажмурил глаза, продолжив тщетно перебирать лапами, пытаясь убежать в безопасное место.
Яркие огни пробивались сквозь закрытые веки, отчего оборотню стало неописуемо тошно. В какой-то момент цветные пятна исчезли из черного лабиринта, но продолжили неугомонно скакать перед волчьими глазами, пока тот не распахнул их и не сконцентрировался на быстро приближающемся асфальте. Из пасти ликана вырвался испуганный рев, стоило ему понять, что находится на огромной высоте и вот-вот распрощается со своей короткой жизнью, расплющившись на одной из грязных улиц Манхэттена, подобно недавно убитой им крысе.
Он вновь заработал лапами и начал извиваться в воздухе, словно хотел найти для себя какую-либо опору в виде лестничной площадки дома или даже стены, но в результате лишь перевернулся на спину и вытянул переднюю лапу кверху, растопыривая на ней пальцы и разрезая иссиня-черное небо когтями. В любом случае волку показалось такое положение менее страшным: он не видел приближающейся смерти и не чувствовал, как холодный ветер режет глаза.
В какой-то момент луна перестала отдаляться от оборотня, а сам он лег на что-то мягкое. С секунду Невада не шевелился, продолжая смотреть вверх пустым взглядом и содрогаться всем телом от пережитого ужаса, но после он довольно резво перевернулся сначала на бок, а после и вовсе встал на лапы. От подобной быстрой смены положения перед глазами все поплыло, а после почернело, сильные лапы же сейчас дрожали и подгибались, заставляя Рапраза припасть животом к асфальту. Заслышав шаги сбоку, волк быстро, качаясь, развернулся и поджал хвост. Если раньше маг ассоциировался с обычным человеком, с которым можно вдоволь порезвиться, потроша его внутренности, то сейчас ничего, кроме страха, зверь не испытывал. Он поджал хвост, отвел уши назад и оскалил зубы. Стал пятиться назад, не желая, чтобы мужчина продолжал приближаться к нему, и издал рычание, смешанное со скулежом, стоило ему сказать непонятное слово.
Когти скреблись об асфальт, потому что Невада не мог заставить себя нормально перебирать лапами. Ровно так же Рапраз не мог отвернуться и прервать зрительный контакт с магом. Краем мозга он понимал, что ничего хорошего от подобных гляделок ждать ему нельзя, и лучше бы ему как можно быстрее оправиться и сбежать в самый темный и безлюдный уголок Нью-Йорка, но в то же время волк не мог развернуться назад или вновь перейти в наступление — маг снова что-то создаст, и от этого чего-то нельзя будет увернуться.
Морда черного сильнее покрылась морщинами, стоило ему увидеть черные склеры, а после замер, почувствовав в своей голове какой-то холодок. Он махнул хвостом, завидев перед собой полнолуние и издалека услышав собственный рев, а после замер, смея только наблюдать. Перед глазами ликана пронеслось его первое полнолуние и какой-то человек, гоняющийся за ним по всем закоулкам. Далее он увидел силуэты большого количества людей, собранных в одном шумном помещении, что мерцало неоновыми вспышками, а стоило ему отвести взгляд вправо, как увидел полупустую бутылку, что стояла на человеческом локте, а после взлетела вверх. После оборотень очутился на улице в каком-то потустороннем мире — солнце стало нежно-розовым, трава тускло отливала синевой, да и вообще здесь не было других цветов; даже люди выглядели как-то неестественно и уж очень непривычно.
«Невада! Гантэр на каникулы приехал!», — послышался чей-то восторженный крик, и ликантроп тут же обернулся на него, завидев смутно знакомую женщину, что махала ему рукой, а рядом с ней статного темноволосого юношу в форме.
Волк тут же прижал уши к голове и негодующе завыл, не понимая, куда делась его жажда крови, и почему он почувствовал столь сильное родство и тоску по этим людям. Но тут его вновь выдернуло в цветной мир, правда уже ночной. Боль прожгла его тело, концентрируясь в основном где-то под ребрами — зубы собрата вонзились в плоть и какое-то время не отпускали, но после увесистого пинка в бок челюсти все же разомкнулись. Оборотень не понимал, что происходит, и почему столь много событий мелькают с подобной скоростью, надолго не задерживаясь перед глазами. То он возвращался в жизнь ночного клуба, то снова попадал в голубо-розовый мир, который через мгновение взорвался янтарным огнем, потому как армейская машина, что ехала впереди, подорвалась на вражеской мине.
«Рядовой Рапраз, делаешь успехи в стрельбе. Но этого не достаточно, чтобы спасти задницы товарищей, уяснил?», — следом донесся грубый бас закаленного в бою человека.
Следом он почувствовал под лапой что-то холодное; опустив взгляд, волк увидел меж когтями заляпанный свежей кровью медальон. Звериные фаланги поддели золотистую цепочку, но тут картинка зарябила и золото превратилось в обычный потускневший алюминий, а драгоценный камень оказался обычной железной бляшкой с высеченными на ней символами, кровь, однако, осталась. Трясущейся рукой ликан разломал жетон надвое, забирая одну из его половинок себе. — «Ему уже ничем не помочь, Невада, нам нужно отступать!», — глухо прозвенел в ушах голос товарища, что тут же сорвался на яростный рык.
Часть медальона смерти осталась в руке, в то время как сцены из жизни и цветовая гамма менялась перед глазами с большой скоростью вне хронологической последовательности. Оборотень первое время старался зацепиться взглядом за мигающие картинки, но после сконцентрировался на номере социального обеспечения, что каждые три секунды менялся на новый.
«Ты довольно неплохо справился, Дакота», — послышалась усмешка Айронса, хотя его нигде не было видно.
Я Невада, — глухо отозвался ликантроп и приковал взгляд к жетону, информация на котором на сей раз совпадала с данными Рапраза.
[AVA]http://s02.radikal.ru/i175/1701/5f/6045962ab1f5.png[/AVA]

+2

7

Перед Верховным магом предстал внутренний мир Невады Рапраза: все сплошь и рядом было пропитано воспоминаниями, чувствами и мыслями юного ликана, в чью голову, по воле жестокосердной судьбы, забрался Алистер Хорн. Тот начал оглядываться по сторонам, но с недюжинным удивлением заметил, что еле-еле может пошевелить пальцем руки: годы отстранениям от ментальной магии, да и сама ситуация, давали о себе знать. Разум – величайший и сложнейший механизм из когда либо созданных. Да-да, именно механизм. Многие не согласятся с этим, но так и есть на самом деле. Под черепной коробкой протекают немыслимые процессы, в сравнение которым не найдется ничего из ныне существующего. Каждое действие, каждая мысль в мозге человека сопровождается сигналом, идущем сквозь все тело сюда. Все подвержено тотальному контролю носителя. Однако даже такой мудреный механизм может быть затуманен никотином, алкоголем или наркотиками – и магическими зельями. Все вышеперечисленное ломает взаимосвязанную систему, вставляя ей палки в колеса и заставляя одну часть мозга противиться другой. Чары так же способны разрушить хрупкий мыслительный механизм, но на это нужно потратить немало усилий, потому что места в черепе ровно столько, сколько нужно – и не больше того, поэтому магам, даже опытным, порой приходится действовать через боль, поскольку места для двух сознаний внутри одной черепной коробки создателем, к сожалению, не было предусмотрено. Но Алистер собрал волю в кулак – и в следующее мгновение смог двигаться, хоть и чувствуя, что окружающая его обстановка сильно давит на него, будто его зажали меж двумя тисками.
Полностью развеять эффект зелья маг не мог, сколько бы не хотел этого, потому он прорвался сквозь потоки мыслей, сжимающие его со всех сторон, будто он оказался в ловушке с двумя медленно, но верно сдвигающимися друг на друга стенами. Лучшим способом, в данной ситуации, являлось давление на  эмоции и воспоминания. Сильное эмоциональное потрясение должно было послужить лучиком света в океане непроглядной тьмы, который напомнил бы Неваде о его человечности, за который бы он зацепился и вернулся бы обратно к реальности. Вот и первый шаг: Хорн нашел достаточно сильное воспоминание и со всей силой надавил на него, тем самым заставив его воспроизвестись в голове юного ликана. Это был короткий, но предельно четкий отрывок из прошлого Рапраза, после которого тот испытал сильное смятение, чуть не вырвавшись из под хрупкого контроля Алистера, но тот удержал его и настойчиво продолжил этот психический сеанс, начав проектировать все новые и новые урывчатые воспоминания. 
Спустя несколько часов таких пыток, стал виден результат. Оборотень начал принимать человеческий облик. Верховный маг отпустил его, и его сознание словно вышвырнули прочь из головы Невады. Хорн устало покачнулся и оперся о какой-то невзрачный мусорный бак, стоящий близ него. Схватившись за голову, он поморщился от ноющей боли. Создалось ощущение, что в его черепе заперли целый рой плеч, нещадно жалящих его, желая вырваться на заслуженную свободу. Однако боль ушла на второй план, когда он услышал голос юноши. «Я Невада» —  несколько раз пронеслось в голове брюнета, скребя по черепушке, словно заевшая в магнитофоне пластинка. Алистер оттолкнулся от своей опоры и приблизился к лежащему на земле парню, который почти закончил обратный процесс обращения.
—  Все позади, дорогой мой, —  произнес он, стараясь говорить свои обычным тоном и  пытаясь не выдать свою слабость. Ведь слабость для такого, как он, —  непозволительная роскошь. Он должен держать планку своего достоинства всегда и везде, вне зависимости от ситуации или случая, пусть даже самого неожиданного и шокирующего. За ним наблюдает Нижний мир, пусть и косвенно. А мир, как всем прекрасно известно, боготворит своих идолов и в то же время страстно желает их падения. Так вот, нельзя давать повода для подобных мыслей. Для всех Алистер Хорн – невозмутимый и мудрый маг, которого не посмело затронуть даже всемогущее время. Конечно же, это не так, но сейчас не об этом. Нужно помочь оборотню, поговорить с ним…

+2

8

Слетевшее с уст собственное имя засело в голове оборотня, но он продолжал смотреть на медальон смерти, не до конца понимая связь между собой, произнесенными звуками и символами, высеченными на куске металла. Вервольф нахмурился и стал упорнее всматриваться в жетон, но буквально в следующее мгновение мышцы его лица расслабились, а взгляд стал осознанным. Парень сделал глубокий прерывистый вдох ртом, вспоминая все данные, что пронеслись до появления его идентификатора, а вместе с ними и лица погибших товарищей. Рука его затряслась, но крепко сжала жетон, отчего острые края его вонзились в кожу, врезаясь в ладонь до крови.
Ком горечи подкатил к горлу, а забытые слезы обожгли глаза, но Невада сжал металл еще сильнее, а вместе с этим зажмурился, не позволяя ни одной соленой капле стечь по его щеке. Когда же Рапраз нашел в себе силы посмотреть перед собой, то комната с проекцией его воспоминаний испарилась, а заместо нее образовалось ночное небо. Воздух вырвался из легких оборотня, но волк поспешил схватить свежую порцию, почувствовав острую нехватку кислорода и сильный холод, несмотря на взмокший от жара лоб и прилипшие к нему волосы. Грудь бешено то вздымалась, то опускалась, а кровь множеством барабанов стучала в висках.
Что случилось? — в пустоту бросил вопрос Невада, по крайней мере ему так казалось: какое-то время он не мог сконцентрироваться и почувствовать чье-то присутствие или чужой запах. Однако, оборотень хорошо расслышал слова незнакомого ему существа.
Рапраз испуганно метнул взгляд к непонятному человеку, которого не мог рассмотреть из-за наплывшего на глаза тумана от головной боли. Незнакомец не внушал ровно никакого доверия оборотню, тем более после того, как он выпал из реальности на неопределенный срок и оказался незнамо где. Бармен поспешил приподняться с земли на локтях и быстро отползти от приближающегося к нему мужчине. Он продолжил отталкиваться от асфальта ногами, даже когда вплотную прижался спиной к стене дома. Невада поднялся вверх по своей опоре и, качнувшись, не твердо встал на ноги, а после быстро озарился по сторонам, дабы узнать нет ли поблизости кого-либо еще. Но ни зрение, ни вернувшееся чуткое обоняние ни одного постороннего человека не улавливали.
Ты кто такой? — прохрипел волк, в упор глядя на мужчину и продолжая сжимать в руке жетон.
Казалось бы, оборотень немного успокоился и пришел в себя, но он вновь засуетился и выпустил незнакомца из виду, когда понял, что никакого алюминия в кулаке нет. Казалось бы, мелочь, о которой можно и не думать, но эта маленькая вещица была дорога вервольфу, и он ни коим разом не хотел ее потерять. Невада расторопно раскрыл ладонь, из которой сочилась кровь от распоровших кожу волчьих когтей, и стиснул зубы. Физическая боль постепенно оттесняла ужас, что творился в голове: доселе Рапразу казалось, будто его мозг вынули из черепа, поиграли с ним в футбол и после ногой засунули обратно, и почему-то ликан подозревал в причастности к этому незнакомца. Подобные ощущения мешали Неваде взять себя в руки и трезво оценить ситуацию, хотя раньше ему это не доставляло особого труда даже в экстренных ситуациях. Да что там, теперь оборотень даже на одном человеке сосредоточить свое внимание не мог и постоянно отвлекался на городской шум.
Рапраз рефлекторно потянулся рукой к груди и, нащупав медальон под толстовкой, наконец смог перевести дыхание.

+2


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » You're under my control. Everything gonna be fine [15.09.2016]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC