SHADOWHUNTERS: City of darkness

Объявление

Добро пожаловать в Сумеречный мир! Мы приветствуем Вас на просторах ролевого проекта "City of darkness". Охотники, маги, оборотни, вампиры, фэйри и даже демоны, - все они живут по соседству с людьми, плетут интриги, сражаются, любят и ненавидят. Среди друзей намечаются расколы, а в стане врага - неожиданные союзы. Мир на грани войны. Какую сторону примешь ты?

ClaryJaceLydia
Нью-Йорк | август-сентябрь, 2016
городское фэнтези | NC-17


Emma Carstairs [от 31.03]Nothing can't be concealed from the friend [03.09.2016]
«Рождество и вправду - несмотря на свои примитивные и религиозные корни - прижилось в семье Блэкторнов. Наверное, потому что большой семье нужны были добрые и праздничные традиции, особенно когда в ней столько детей, есть сводные брат и сестра и нету мамы. Какой бы заботливой и опекающей и помогающей не была Хэлен, она не могла заменить Элинор для детей и Нериссу для брата...» [читать далее]
Чаша в руках у Валентина, его сын, Джонатан Моргенштерн, работает над собственным планом, далеким от идеалов и интересов отца. Из Института Нью-Йорка таинственно исчезли Клэри Фрэй, Джейс Уэйланд и Себастьян Верлак. Лидия Брэнвелл и Алек Лайтвуд занимаются поисками пропавших...

гостеваядобро пожаловатьрасысюжетсписок персонажейзанятые внешностинужныеакция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » by the light of dawn [12.06.2016]


by the light of dawn [12.06.2016]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Baldr Annarson & Clary Fray & Simon Lewis

http://funkyimg.com/i/2oJ1H.gif http://funkyimg.com/i/2oJ1J.gif
http://funkyimg.com/i/2oJ1K.gif http://funkyimg.com/i/2oJ1L.gif

12 июня 2016 года, после заката; где-то в Нью-Йорке;

Неожиданный талант Саймона ходить под солнцем и не сгорать заживо не мог не привлечь внимание. Клэри, как могла охраняла тайну лучшего друга, пока однажды не раздался странный телефонный звонок. На дисплее отобразился телефон Льюиса, но звонил вовсе не он.

+1

2

Дети ночи. Свет луны, единственный доступный для них. Какое впечатление, не производили бы вампиры, каждый из них, все равно помнит солнечные лучи и мечтает вновь под ним ходить. Они владыки тьмы, безграничная власть во мраке, но каждый мечтает, что именно он будет «светолюбом» и власть его не ограничится ночью. Проблема всех пьющих кровь в том, что они хоть и часть Нижнего мира, а все-таки человеческое всегда будет тем, отталкивающим от них. И все-таки способность ходить под солнечным светом, может принести преимущество над остальными созданиями ночи. Кто же откажется от такой власти?
Доктор любил власть, не меньше себя. Хотя и предпочитал держаться в стороне от резонансных событий, скрывая власть в интригах между кланами или против детей луны. Те, кто громко заявлял о своей власти, обычно так же заканчивали.
Но слух о светолюбе в Нью-Йорке, заставил его забыть о Бостоне. Пусть его отношения с Камилль можно назвать хорошими (насколько это возможно между двумя главами крупных городов), а светловолосый не мог позволить женщине завладеть таким подарком. Саймон Льюис. Еще до недавнего времени, человек, проводящий время в странной компании нефилимов. От сумеречных охотников, не стоит ждать ничего хорошего, за столько лет, Бальдр это уяснил хорошо. После подписания Соглашения, нарушать их правила в секрете, было еще более занимательно. Все-таки балансировать на грани то, что заставляет бессмертных ощущать хоть какую-то опасность, слабое напоминание о том, что все способно заканчиваться. Даже тьма.
Поймать новообращенного вампира, было легче, чем отобрать конфету у ребенка. Неужели парень не понимал, насколько его дар ценен? Неужели те, кто охранял его, не понимали, что вампиры со всех уголков планеты соберутся в Нью-Йорке, что бы претендовать на способность ходить при свете дня? Просто Аннарсон всегда обладал информацией, порой она была важнее всяких там денег, имущества, даже крови.
- Мистер Льюис, смотрю Вы без охраны. Какая неприятность. Для Вас. – перед тем, как познакомить голову Саймона со стенкой ближайшего здания, с улыбкой произносит высокий мужчина, возникая перед парнем, возвращающимся с репетиции его ужасной группы. Почему новообращенные вампиры, всегда считают, что смогут вернуться к своей семье и друзьям? Смогут вести обычный образ жизни, будто ничего не случилось? Наивно и так удачно для Бальдра.
Два вампира отправляют Саймона в багажник и увозят в направлении склада в доках. Наркоторговцы, так любят эти места, потому люди в багажниках, тут никого не удивляют, даже при свете дня. Проходит какое-то время, когда Льюис приходит в себя и начинает нести какую-то чушь про «Крестного отца» и том, что в нем нет ничего особенного.
- Ты можешь ходить под солнцем, Саймон. Я скажу тебе, что это очень особенно для вампира. Как только об этом узнает леди Белькур, Рафаэль и остальные, путешествия в багажнике станут вполне обыденной вещью. Но, мы можем этого избежать. Расскажешь, как стал «светолюбом» и я обещаю защитить тебя. Все вот так просто. – голос Доктора звучит ровно, но даже он не способен скрыть интерес.
- Свето-кем? Все эти штучки, в духе «Крестного отца», очень убедительны, но я не понимаю о чем Вы говорите! – или Саймон был прекрасным лжецом или полным идиотом. Уж тут, два мнения в голове Бальдра разделились.
- Что ж, ты выбираешь – насилие. Не то, что бы я был против. Но не хотелось бы, убить тебя раньше времени. Лучше я позвоню твоей рыжей подружке, может она будет более сговорчива. – Льюис изумлённо смотрит на вампира, викинг начинает улыбаться, а затем склад и вовсе заполняет хохот. – О, мой милый друг, я знаю о тебе все. И твои дружки нефилимы, не помогут тебе сейчас. – тем временем в его руке, уж четко можно было заметить телефон Саймона, «Клэри Фрэй», на быстром наборе, как же детишки предсказуемы.
- Мисс Фрэй? Я тут с Вашим другом, мистером Льюисом и наш диалог зашел в тупик. Вы можете мне помочь или он умрет. Придете не одна – он умрет. Попробуете меня обмануть, ну думаю понятно, что произойдет. – вампир кладет трубку и отправляет адрес доков сообщением. Ох уж эти люди, все их чувства делают их предсказуемыми, так легко манипулировать теми, кому есть, что терять.

+2

3

Клэри подозревала, что это добром не кончится. С одной стороны из ниоткуда взявшаяся способность Саймона ходить под солнцем была крайне полезной и чертовски актуальной: он мог вести ту жизнь, которую так не хотел оставлять, возможно, даже вернуться домой, наладить отношения с мамой. С другой, даже Фрэй прекрасно понимала, что подобные таланты не смогут остаться незамеченными. Одно было хорошо, Льюис тоже понимал, что это может быть опасно, а потому они договорились не афишировать его новые таланты и, если это было возможно, в дневное время суток не высовываться, дабы не привлекать лишнего внимания. Вампиры хоть и выходили лишь после заката солнца, а всё же везде имели глаза и уши, а, как известно, земля слухами полнится.
И всё же эта необычная ситуация с лучшим другом настораживала девушку. Ничто не может взяться из ниоткуда, тем более такое. Внутри, где-то в глубине души, зудело странное подозрение, что Льюис вместе с Уэйландом что-то скрывали от неё, но хоть убей, она не могла понять, что именно. Они всё отрицали, делали вид, что ничего не произошло, а Джейс так вообще весьма убедительно округлил глаза, когда Клэри рассказала ему, что Саймону теперь не страшно солнце. И всё же, что-то здесь было не так. Пока Фрэй терялась в догадках, проходили дни. Чувство ставшей почти перманентной лёгкой тревоги не покидало рыжеволосую, и, судя по всему, не зря.
Телефонный звонок, раздавшийся вечером, заставил вздрогнуть. Клэри потянулась к телефону, видя на нём имя лучшего друга и подняла трубку. Только вот голос на другом конце провода принадлежал вовсе не Саймону.
— Д-да, это Клэри Фрэй, кто говорит? - осторожно отозвалась нефилим, отчаянно сожалея, что Джейса нет рядом. Сегодня охотник был в ночном патруле, от которого она сама успешно открестилась, решив, что лишний раз искушать судьбу не стоит. Изабель? Нет, у младшей Лайтвуд было другое задание, в заброшенной церкви на другом конце города. Алек? Не успела она закончить последнюю мысль, как неизвестный прервал её тяжкие думы, вполне очевидной угрозой: «придете не одна – он умрет». Что ж, по крайней мере теперь она избавлена от мук выбора.
Клэри вскочила с кровати, засовывая телефон в карман и заметалась по комнате, на ходу застёгивая поясной ремень, к которым крепились клинки серафима, ведьмин огонь, стило и прочие полезные атрибуты каждодневной жизни Сумеречного охотника. По прошествии нескольких месяцев, что она провела в Институте, она даже выработала некоторые привычки, в том числе по экипировке - никогда не стоит покидать Институт неподготовленной.
Набросив на плечи кожаную куртку - несмотря на июнь-месяц, в ночное время на улице может быть прохладно - рыжеволосая спустилась на лифте вниз, и через пару минут уже выбежала на улицу, на ходу вызывая такси по указанному в смс адресу.
Кто же ей звонил? Скорее всего это был вампир, но царящий в Нижнем мире хаос мог взбаломутить и не только детей Ночи. Возможно, это Демон? Фэйри? Впрочем, какой им прок от таланта Саймона? Определённо это был вампир. Могла ли Клэри его знать? Кто-то из Нью-Йоркского клана? Прихвостни Камилль Белькур?
Только тогда, когда такси остановилось в доках, и Клэри расплатилась с водителем, она осознала, что творит и насколько это может быть опасным. Безрассудная Клэри Фрэй, которая часто делала прежде, чем думала, в особенности в тех ситуациях, когда дело касалось близких ей людей, на мгновение замешкалась. Нет, дело было не в страхе и уж точно не в страхе за свою жизнь. Что, если ей не хватит навыков, чтобы помочь Льюису? Но незнакомец чётко дал понять, что она должна прийти одна. В голове всплыли сюжеты множества фильмов, что они смотрели вместе с Саймоном, где похитители часто выдвигали такие же условия, но их никто не слушал, и тем не менее - жертвы были спасены. Но ведь они не в фильме, это реальная жизнь, и жизнь Саймона может быть в опасности!
Фрэй тряхнула головой, ускоряя шаг и направляясь к тому месту, что было указано в сообщении. Она с усилием сдвинула железную дверь, ведущую в одно из многочисленных складских помещений, и вошла внутрь.
Лучшего друга она увидела сразу же, а рядом с ним стоял неизвестный высокий мужчина со светлыми волосами. Клэри не смогла справиться с порывом, ринувшись к другу.
— Саймон! Ты в порядке?! - сердце бешено стучало, подгоняемое чувством адреналина, растекающегося по венам, словно яд. «Эмоции заглушают суждения», - так говорил Алек. Но кому какое дело, когда твой лучший друг в беде?

+1

4

День Саймона уже никогда не начнется с кофе - стакан первой отрицательной натощак, угрюмый взгляд исподлобья без двух шагов главы Нью Йоркского клана (Саймон уверен, что Рафаэль всегда был до ужаса амбициозен), смех Лили, впаривающей ему второй бокал багровой плазмы на тонкой ножке, (на ум сразу приходит Магнус со своими бесконечными мартини, маргаритами и солью по самому блестящему краю) и звонок Клэри. Не особо смахивает на рецепт идеального утра, но вполне сгодится для английского бранча в стиле "Интервью с вампиром". С ним возятся, как с маленьким, Дереку, Лили и мистеру моя-ориентация-дизайнерские-пиджаки приходится бодрствовать до 6-7 утра, из-за чего троица его персональных нянек частенько просыпают закат, чтобы следить за его питанием. Серьезно, всего то раз он проголодал неделю, может полтора, ну Рафаэль же не расшибется, еще разок позволив ему полакомиться его мертвой живительной кровушкой! С момента переезда в Дюморт, Саймону казалось, что за ним наблюдали, как за лабораторной крысой, будто с того момента, как он смог разгуливать по залитым солнцем улицам без риска поджарится, как курица гриль, он вновь вернул себе человеческую сущность. Рафаэль следил за тем, что он делает, как он делает, и бесился, как сам дьявол, родство с которым не было таким уж далеким для этого субъекта, когда Саймон гулял после захода солнца. Саймон чувствовал себя новой бактерией под дулом микроскопа, недоумевая, какого черта все они думали, что в его поведении может что-нибудь измениться. Даже Фрэй и ее друзья Винчестеры, как их уже успел окрестить Саймон, не предпринимали попыток открыть в нем какую-то новую грань, хотя нефилимы и отличались особой подозрительностью. Отмазка "вампиры, что с них взять" больше не успокаивала его, и он все чаще ловил в себе пускающую корни ярость от того, что стал лялькой в вампирской версии игры в дочки-матери, которую то и дело перетягивали на себя, чтобы поругать, посюсюкать и повоспитывать. Даже его собственная мать, которая перестала поливать его при встрече святой водой и кидаться серебряными звездами Давида после хорошего сеанса гипноза от папочки всей клыкастой нью-йоркской братии, (Саймон даже слышал, как новообращенные цыпочки в действительности называли его так, пробуя на себе амплуа Лолиты, и не мог не бесится снова), не обращалась с ним, как с ребенком. Саймон все больше приближался к состоянию Патрика Бейтмена, раздражаясь все чаще и чаще от такой гипер-опеки.
Однако к концу этого горе-дня Льюис неожиданно понял, что не прочь выслушать поток занудных стариковских лекций от Сантьяго, лишь бы этот кошмар на улице Резус-фактора закончился. А начинался этот кровавый нуар с того, что Саймон отвратительно опаздывал в Дюморт, когда во владения июня ступила ночь. И вот тут то из-за угла вырулил один солидный дядя, поразительно похожий на чувака из Настоящей крови, и ни с того ни с сего припечатал его невероятно симпатичную мордашку к кирпичной стене, и только сотрясения мозга для полного счастья ему не хватало. Станция полной темноты, приехали, мистер Льюис.
Очухивается Саймон где-то на складе, успевая заметить, что еще чуть-чуть и он привыкнет к этим дурацким похищениям. Лихорадочно молясь на ломанном иврите Г-г-г, тьфу ты, небесному сэру, чтобы его снова не обескровили - хахаля Клэри тут явно не предвидится, Льюис подслеповато (голова неимоверно кружится) исследует территорию, пытаясь нащупать взглядом какое-то подобие двери, когда его акклиматизацию прерывает низкий утробный голос того самого киношного мужика, пересмотревшего фильмы с Аль Пачино:
- Ты можешь ходить под солнцем, Саймон. Я скажу тебе, что это очень особенно для вампира. Как только об этом узнает леди Белькур, Рафаэль и остальные, путешествия в багажнике станут вполне обыденной вещью. Но, мы можем этого избежать. Расскажешь, как стал «светолюбом» и я обещаю защитить тебя. Все вот так просто.
- Свето-кем? Все эти штучки, в духе «Крестного отца» очень убедительны, но я не понимаю о чем Вы говорите! – пытается оправдаться Льюис, прежде, чем его рот снова окажется в липкой ленте, думая о том, что если башку ему не снесет этот экспонат, то это сделает Рафаэль или Камилль, которую он кстати видел то всего разок, и то мельком (тылы у нее на 10, надо сказать). Однако шведская морда не унимается, очевидно принимая его недоумение за типично-американскую жулью ложь, и бесстыдно лапает его за бедра, откопав таки в одном из карманов мобильник.
"Если этот говнюк разобьет мой айфон, я сожру его до его мажорских пяток, стоит мне выпутаться."
Руки ныли от толстой бечевки, голос предательски дрожал, выдавая его с потрохами, а когда блондинистое склизкое рыло начало угрожать его лучшей подруге, Саймон перестал трястись, разозлившись не на шутку:
- КЛЭРИ, НЕ СЛУШАЙ ЕГО, НИКУДА НЕ ЕЗЖАЙ! ЭТОТ КОЗЕЛ НИЧЕГО МНЕ НЕ СДЕЛАЕТ! - отчаянно стараясь докричаться до Клэри, Саймон прервал свою тираду лишь для того, чтобы, выпустив клыки, впиться в чужую руку, вальяжно раскачивающуюся в жалком десятке сантиметров от его лица. Отродье зашипело, как библейская змеюка, очернившая матерь-Еву, и отвесило оплеуху, боли Саймон не страшился, но унижения стерпеть не мог. Он брыкался, орал, изо всех сил, старался порвать тесный кокон пут, применяя всю свою нечеловеческую силу, однако веревки явно были не такими простыми, как он предполагал, его попытки не только не увенчались успехом, но и рот снова встретился с виниловым скотчем.
"Рафаэль сделает из тебя харакири, Кен, ха-ра-ки-ри, уверен ты не сможешь произнести это слово, урод!" - рассерженно думал Саймон, надеясь, что Джейс снова не пустит Клэри одну, что нагрянет Мариза Лайтвуд, и выход из Института будет ей вообще противопоказан, что Фрэй додумается скинуть кому-нибудь из клана смс, выпросит у Магнуса номерок Камилль (Саймон был уверен, что она все еще плавает где-то в его огромное записной книжке), что она не будет такой неблагоразумной, и плюнет на него. Ему, конечно, бы польстила ее самоотверженность, но ее безопасность польстила бы ему куда больше.
Через какое-то время железные двери в углу комнаты скрипнули, сверкнула медная шевелюра, и Саймон потерял дар речи, окончательно просирая и вышеупомянутую вязанку надежд и мольб. Кусок липкой ленты мигом был сорван с его губ, отчего Саймон прикинул, что может теперь не бриться добрых денька три, и он смог просипеть только охрипшее:
- Ну Клэри, ну зачем?
Щек коснулись любимые рыжие локоны, ноздрей коснулся аромат карамельных яблок и каких-то пряностей, от Клэри веяло домом, теплом и уверенностью, и Саймон сразу же почувствовал себя лучше. Присутствии подруги пустило по жилам головокружительную отвагу, и, набрав воздуха полную сгнившую грудь, Льюис, раздирая взглядом акулий оскал и противную довольную гримасу, выплюнул этой жалкой пародии на Лестата грубое:
- Какого черта ты ее в это втянул, животное?! Чего тебе надо то?! Ты нормально объяснить не мог, что такое это твое старинное свето-хрень?! Загадками говорит, профессор Йельского института по вампирологии, а еще хочет от меня чего-то вразумительного. Не надо было меня к пиццерии прикладывать - был бы посговорчивее!
"Большинство вампиров - джармушевские аристократы: чопорные, красноречивые и глупые, скорее всего от того, что мозгами навсегда остались в своем далеком от милениума столетии. Старые, мелочные твари, неужели и я таким когда-нибудь стану?! Гребанный Рафаэль, а ведь я так был верен YOLO!"
На этой печальной мысли Саймона и прервали.

+4

5

Нефилимы, и правда чертовски хорошо смотрятся во всем черном, но этот воинственный вид – забавляет. Видимо кровь ангела Разиэля, одинаково бьет им всем в голову. Никто со времен Адалинд, не смог удивить вампира настолько, что бы захотелось, ну хотя бы начать слушать. Благородные, защитники серых и убогих, кто же их воспринимает всерьез? В Бостоне, нефилимы редко вмешивались в дела детей ночи и луны, предпочитая заниматься более глобальными делами Конклава, да и Бальдр умел не привлекать внимание к своему клану. Этим уж точно не могли похвастаться Рафаэль и Камилль. Вокруг клана вампиров Нью-Йорка постоянно возникали слухи, бушевали скандалы и уже такая явная борьба за власть, между его главой и ее правой рукой. Леди Белькур, видела насколько амбициозен Сантьяго, но как умелая интриганка, она предпочитала не акцентировать на этом внимание. Сам светловолосый, не понимал, что же они все нашли в этом мерзком городе, тут достаточно проблем, так еще и нефилимы чересчур активны. Когда охотники постоянно сунут свой нос в дела Нижнего мира, как этот мир может нормально функционировать? А еще, где-то в тени всегда был Адам Шоу и оборотни.
Девчонка явилась одна. Был ли удивлен вампир? Скорее нет. Нефилимы всегда готовы пожертвовать собой ради других. Да, встречались на его пути другие, более эгоистичные, стремящиеся к власти или даже те, кого тянуло в Нижний мир, будто от него исходил такой желанный запах. Но такие представители их расы, были скорее исключением из правил. У Клэри Фрэй был особенный запах, среди вони Нью-Йорка, он мог скрыться от многих, даже от любителей крови. И когда ничего не мешало уловить этот аромат, Аннарсон мог точно сказать насколько сильно запах отличается от всего, что встречалось ему на пути.
- Вы одна, мисс Фрэй. Ваш друг будет в полном порядке, если все согласны на плодотворное сотрудничество. – Бальдр не был похож на вампиров из европейских кланов, да и американцы были нацией чужой для него. Его предки были викингами королевских кровей, для них кровь значила все, а так же желание завоевывать и открывать нечто новое. Вампиры не были способны пройти мимо дара светолюбства, в вечной ночи были свои плюсы, но даже ностальгия по солнцу, могла подтолкнуть каждого из них на отчаянные поступки. – Мистер Льюис, Ваш словарный запас ругательств – вдохновляет, но меня интересует только один секрет. Интересно, ваша подруга знает, как Вы обрели способность ходить под солнцем? – он перевел свой взгляд на рыжеволосую. Что-то подсказывали Бальдру – она не была в курсе, а если была, то хорошо это скрывала. – Или он не сообщал Вам, столь прекрасную новость? – игра на чужих секретах, всегда приносила определенные результаты. Люди не склонны доверять друг друга безоговорочно, даже если они ваши друзья, родственники или любовники. Доверие – непозволительная роскошь среди столько циничного мира, где правят деньги и желание властвовать. Вампир прожил достаточно долго, что бы без сомнения заявить – слепое доверие, еще никого до хорошего не доводило. Миллионы обманутых жен, банкротство из-за партнеров по бизнесу, клятвы в вечной любви ради секса или банальная зависть подруг, ведущая за собой предательство. Примеры, о которых сотнями лет говорят во всем мире. Со временем даже дружба между нефилимами и представителями Нижнего мира, всегда приводит проблемы, потому что и те и другие, привыкли хранить секреты, столь важные для их рас. Это неизбежно. Могли ли Клэри и Саймон быть исключением из правил? Могла ли зайти в тупик эта игра на внимание? Информация всегда правила миром, независимо от финансового положения или грубой физической силы. Игра на опережение, могла кому-то подарить неизведанные способности, а могла и стоить кому-то жизни.

+2

6

Кажется, Саймон в самом деле был в порядке. Раньше она бы сказала, что тепло его тела, стук его сердца - вселили в неё эту уверенность. Но с некоторых пор этих отличительных признаков больше не существовало, лишь дыхательные движения, которые Льюис осуществлял скорее по привычке, ведь вампирам не нужен был кислород. Его кожа была холодна, но всё так же приятна на ощупь, как и раньше, когда Льюис обнимал её или брал за руку - она помнила эти ощущения с детства, её кожа помнила эти ощущения. Пожалуй, большего было и не надо. Пока что ему не причинили вреда, и для неё это было самым главным. Она старалась не думать о том, что «веселье» только начинается, и она не представляет, что может выкинуть таинственный незнакомец, заставивший шантажом её приехать сюда.
— Прости меня, пожалуйста, но ты же знаешь, что я не могла иначе, я так испугалась!.. - прошептала Фрэй, отстранившись от лучшего друга и заглянув ему в глаза. Конечно, они оба понимали, что её приход сюда был безрассудным поступком, а приход без какой бы то ни было поддержки, тыла, назовите как угодно - было безумием чистой воды. Но Договор пока никто не отменял, и если этот неизвестный не хочет навлечь на себя гнев Конклава, а заодно одной из самых сильных стай оборотней города, которой управлял её отчим - ему лучше охладить свой пыл.
Пока Сай ругался, рыжеволосая украдкой разглядывала помещение, в котором оказалась: ничего примечательного. Старый, можно даже сказать заброшенный склад, кругом какие-то деревянные ящики, картонные коробки, разбитая лодка и какие-то строительные инструменты. После захода солнца сила была явно на стороне неизвестного вампира, и кто знает, может на улице его ждёт подкрепление... Поясной ремень оттягивало несколько клинков серафима, которые Клэри не торопилась доставать. Всегда можно попробовать договориться. Лезть в драку с вампиром один на один даже у неё бы не хватило безрассудства. Впрочем, если момент будет критическим... «Так, Фрэй, спокойствие, не гони...»
— О чём он? - рыжеволосая резко развернула к Саймону в миг побледневшее лицо, а изумрудные глаза наоборот расширились, даже округлились в недоумении, теперь занимая добрую половину лица.
— Саймон сам не знает, как он обрёл эту способность! Это просто... просто... - нефилим запнулась, подбирая слова.
— ... случилось! - твёрдо закончила свою мысль Клэри, упрямо глядя на не назвавшегося вампира. — Что вы от нас хотите?
В самом деле рыжеволосой никогда бы не пришло в голову, что Льюис и Уэйланд способны были что-то скрыть от неё. Тем более такую важную вещь. Конечно, их можно было бы понять: наверняка, они хотели её защитить, огородить от нелёгкой правды и ещё более нелёгких последствий, но не вышло. Став светолюбом, Саймон словно получил второй шанс и возможность вернуть свою прежнюю жизнь, но все понимали, что влекут за собой такие почти что безграничные для вампира возможности. Опасность. И Клэри боялась за Саймона, неоднократно прося его не афишировать свой новоприобретённый талант, пока они во всём не разберутся. Но дни шли, а ответов так и не было. И либо лучший друг не внял её доброму совету, либо незнакомец был куда более умным, проницательным, а главное имел в Нью-Йорке глаза и уши, которые и сообщили ему интересную информацию о «талантливом» новообращённом.
Девушка перевела взгляд на Льюиса, смотря на него почти с мольбой. Она была уверена в том, что только что сказала другому вампиру, но всё же внутри шелохнулось нечто похожее на сомнение. Робко, едва заметно шевельнулось, укалывая в район сердца. Ведь Саймон обязательно рассказал бы ей всё, не так ли?

+2


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » by the light of dawn [12.06.2016]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC