SHADOWHUNTERS: City of darkness

Объявление

Добро пожаловать в Сумеречный мир! Мы приветствуем Вас на просторах ролевого проекта "City of darkness". Охотники, маги, оборотни, вампиры, фэйри и даже демоны, - все они живут по соседству с людьми, плетут интриги, сражаются, любят и ненавидят. Среди друзей намечаются расколы, а в стане врага - неожиданные союзы. Мир на грани войны. Какую сторону примешь ты?

ClaryJaceLydia
Нью-Йорк | август-сентябрь, 2016
городское фэнтези | NC-17


Emma Carstairs [от 31.03]Nothing can't be concealed from the friend [03.09.2016]
«Рождество и вправду - несмотря на свои примитивные и религиозные корни - прижилось в семье Блэкторнов. Наверное, потому что большой семье нужны были добрые и праздничные традиции, особенно когда в ней столько детей, есть сводные брат и сестра и нету мамы. Какой бы заботливой и опекающей и помогающей не была Хэлен, она не могла заменить Элинор для детей и Нериссу для брата...» [читать далее]
Чаша в руках у Валентина, его сын, Джонатан Моргенштерн, работает над собственным планом, далеким от идеалов и интересов отца. Из Института Нью-Йорка таинственно исчезли Клэри Фрэй, Джейс Уэйланд и Себастьян Верлак. Лидия Брэнвелл и Алек Лайтвуд занимаются поисками пропавших...

гостеваядобро пожаловатьрасысюжетсписок персонажейзанятые внешностинужныеакция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » unpredictable effect of love [12.09.2016]


unpredictable effect of love [12.09.2016]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Alistair Horne & Hunter Verlingshot
где-то в центральном парке, Манхэттен, Нью-Йорк

Любовь - величайшая сила, существующая на этом свете. Ее воле подвластно все от "А" до "Я", в том числе и магия.
Все закружилось вокруг магического кольца, подаренного Хантеру Алистером после очередной вечеринки нежити. Это знак поддержки и доверия мага к оборотню, но не все так просто, как казалось бы. Хорн зачаровал кольцо, наложив на него чары слежки, но его чувства к юному вервольфу были столь сильны, что даже его магия не устояла и дала осечку. Ее не заметил ни сам маг, ни одаряемый Верлингшот. Но она проявила себя тогда, когда этого требовала ситуация.

Отредактировано Alistair Horne (2017-02-25 02:17:34)

+2

2

«Благодаря тебе я нравлюсь сам себе, кем я становлюсь, когда ты со мной. Если в мире есть какая-то правда, она в том, когда я с тобой.»

«Я тебя ненавижу» - пожалуй, это была именно та фраза, которая не переставала крутиться в голове Хантера на протяжение нескольких месяцев, каждый раз напоминая о том, что он сделал. Вновь и вновь перенося в тот злополучный день и детально прокручивая произошедшие события, подпитывая все это виной за гибель младшей сестры, словно мысли оборотня пытались окончательно свести его с ума. Разрешение отца вернуться обратно в стаю стало, наверное, тем единственным в последнее время, что могло хоть немного порадовать – так думал Верлингшот до того, как увидел разбитое состояние своей матери, держащей в руках фотографию Октавии. Именно в тот момент все встало на свои места: прежним ничего не будет.
Каждый день ему приходилось игнорировать осуждающие и, порой, обозленные взгляды остальных членов стаи, пусть его сестра и была совсем юной, но она была частью их семьи, а Хантер по своей глупой ошибке, можно так сказать, сам убил ее. Ричард не давал спуску, при любом удобном случае напоминая о том, чего стоила та охота.  Все смешивалось в один огромный ком, который медленно, но верно, катился вниз со скалы и неизвестно, что будет, когда Верлингшота им полностью накроет.
Если с остальными проблемами он предпринимал попытки справиться, то была одна, для которой решение не было найдено даже спустя продолжительное время. Около трех месяцев Хантер пытался разыскать человека, которого сам же оттолкнул – мага, теперь не желавшего, чтобы его нашли. Это значительно усложняло поиски, потому что Верлингшот не продвинулся ни на шаг, а все, что осталось от Алистера в напоминание – это кольцо, с которым вервольф не расставался никогда.
Что Хантер испытывал к Хорну? Для него это до сих пор остается чем-то, овеянным тайной. Непривыкший к тому, чтобы испытывать хоть какие-либо эмоции, отличающиеся от полного безразличия и легкой раздражительности к другим людям, Верлингшот не знал, как правильно описать то, что творилось внутри него, стоило подумать о Алистере. Это не было чувство благодарности за все, что тот сделал; это не было зарождающейся дружбой или даже простой симпатией, это было чем-то большим, что Хантер пытался отрицать, не веря в существование любви как таковой, веря только в то, что люди могут привязаться друг к другу, но вот только одно Верлингшот не взял в расчет – почему тогда он за столь длительный срок не забыл про Алистера, а продолжал пытаться найти его? Больше того… желал его найти.
Именно об этом рассуждал оборотень, вышагивая вдоль тропинки Центрального парка. Теперь это стало его местом для того, чтобы побыть одному, разобраться в собственных мыслях и желаниях, раскладывая их по полочкам, но в конечном итоге все приходило лишь к одному – мысленному составлению своеобразного списка, в котором по пунктам было расписано то, что необходимо было сделать в недалеком будущем. И, конечно же, первым там стояло нахождение Алистера и попытка попросить прощения за сказанные слова, если Хантера станут слушать.
Верлингшот смотрит на незнакомых людей, сидящих на скамейках и читающих какую-нибудь газету, гуляющих со своими детьми или просто прогуливающихся по парку, как сейчас делал это Хантер. Он отходит немного дальше, находя небольшое укромное местечко, где народу практически не было, в данный момент ему хотелось побыть в тишине хотя бы несколько минут. Хант садится на свободную скамью и снимает с пальца кольцо, рассматривая его так, словно видел впервые, а затем просто сжимает в ладони, находясь где-то между реальным миром и миром своих мыслей. Сейчас Хантер нуждался в Алистере, нуждался в том, чтобы хотя бы увидеть мага и узнать, что с ним все в порядке.  И откуда же он мог знать, что его желание исполнится, стоит только подумать об этом?

+3

3

Вы скажете, что любовь существует только на страницах книг? Что она нереальна, что человечество, начиная со времен первых цивилизаций, создало разноцветную иллюзию того, что прикрывает нашу истинную сущность и поступки? Кто-то, несомненно, согласится с этим, но многие пойдут против этих слов. Это чувство, эта эмоция пронизывает наш мир насквозь своими тонкими, но невероятно прочными нитями, сотканными сердцами любящих людей. Это огромная паутина, противостоять которой не способен никто, потому что избежать столкновения в этом лабиринте невидимых преград не способен ни один из ныне живущих людей. Значит, вопрос заключается лишь в том, как ты падешь в сети коварной любви – добровольно или же увязнешь в ней, как путник в болотной трясине. Алистер не знал ответ на этот вопрос. Он столько столетий был совершенно один, но раз за разом появлялся новый луч  надежды, приносящий чувство блаженной эйфории в его жизнь, однако затем каждый из лучей угасал, поглощенный беспощадным течением времени и событий. Наверное, встреча с Хантером произошла не случайно. Маг слишком долго прятался от чувств и эмоций, поэтому, раз он не шел  к ним, они пришли к нему сами и поглотили сполна, окунув с головой в океан бурлящих, как на адском огне, страстей. Но любовь – не плохое чувство. Да, порой оно может охватить человека против его воли в силу различных обстоятельств, но истинное предназначение любви – сближать людей и вести их вперед, даже если вокруг  кромешная тьма.  Вот так и получилось. Магическое кольцо, подаренное Хантеру Алистером, все решило за них обоих, повинуясь мановению длани их любви.
Обычный день, медленно, но верно идущий к вечеру. Сквозь просветы между плотными бархатными шторами проникали лучи яркого солнца, падая на отполированный до нельзя паркет, отбрасывая во все стороны россыпи солнечных бликов. Один из них ударил прямо в глаза магу,  и он, неприятно сощурившись, отмахнулся рукой, показывая всем своим видом, что ему не рады.  Но настырный «гость» явно не понимал тонких намеков, поэтому, устав закрывать свое лицо ладонью, Алистер встал на ноги, кинув на журнальный столик компактный томик произведения какого-то знаменитого французского мыслителя, чей гордый портрет красовался на рельефной обложке, обведенной  ажурной рамкой из переливающейся позолоты.
–  К черту солнце, –  тихо выругался Хорн и подошел к окну, выглядывая в просвет меж шторами и пытаясь разглядеть хоть что-то сквозь солнце, льющееся непрерывным потоком прямо в глаза. Спустя несколько секунд глаза начали привыкать, и маг смог окинуть взглядом центральным парк, тонущий в океане света. Вечное светило святило ярко, но на западе можно было заметить клубы свинцовых туч, надвигающихся на город, как рой диких пчел  – так стремительно они плыли по небу, рассекая его мирную голубизну. «Будет дождь» - подумал про себя Верховный и отвернулся, встав спиной к солнцу, которое тут же одарило его приятным и будоражащим все тело теплом. 
Только парень успел дойти до кухни и начать заваривать себе чай, как вдруг, краем глаза заметил, что ложка, которую он положил с полминуты назад на столешницу, медленно ползет к краю, решительно стремясь упасть на пол. Алистер нахмурил брови и начал присматриваться к происходящему: мало ли что может привидеться. Но нет. Это действительно происходило! Чайная ложка ползла к краю столешницы. Он остановил ее рукой, сильно зажав, но она начала вырываться, царапая его ладонь. Почувствовав, что «противник» опаснее, чем он думал, Хорн отпустил ее и резко обернулся назад, зажимая поцарапанную ладонь. Но тут перед ним распахнулся сияющий, радужный портал, и невидимая сила оторвала его от пола и швырнула со всей дури прямо в магический проход, который тут же закрылся, получив то, зачем пришел.
Портал выплюнул его в какие-то кусты с высоты метров пять – не меньше. Алистер упал навзничь, но посадка была удачной, благо куст оказался более-менее пригодным для приземления. Нервно корчась и отдирая какие-то ветки от своей одежды, маг поднялся на ноги и огляделся вокруг, пытаясь понять, куда его забросило…

+2

4

Иногда определенные события происходят совсем не так, как хочется человеку. Иногда все становится с ног на голову и приходится разгребать бардак не только вокруг, но и в своей голове, чтобы окончательно не погрязнуть в мыслях, постоянно появляющихся и не дающих и минуты спокойствия. Единственный отчетливый голос в голове, который многие люди зовут совестью, продолжает размышлять над сделанными ошибками, изредка напоминая о достижениях. Но был ли это разум или совесть? Наверное, все зависело от обстоятельств. С тех пор, как Хантер познакомился с Алистером, этот надоедливый голос возникал в голове все чаще и чаще, становясь уже его постоянным собеседником. Казалось, что даже не потеря близкого человека, сколько простое знакомство, перечеркнуло все в его жизни, из-за чего она разделилась на "до" и "после". Каждый раз эмоции, над которыми Верлингшот когда-то имел полный контроль, стараясь запирать их глубоко в своем подсознанием, выбирались наружу, намереваясь объединиться во что-то нехорошее. Чувства, в чьих существованиях Хантер сомневался на протяжение всей своей жизни, захлестнули его полностью, не давая возможности выбраться из этого омута. Мысли о Хорне день за днем потихоньку сводили оборотня с ума, смешиваясь с ничтожными попытками поиска и воспоминаниями о том, что он, скорее всего, Верлингшот упустил человека, который, сам того не подозревая, мог вытащить настоящего Хантера, столько времени скрывающегося под маской безэмоционального человека, зацикленного лишь на достижение какой-либо цели. Пожалуй, он никогда не признается в этом кому-либо, но подобные изменения не могли не нравится.
Все проблемы на неопределенное время отошли на второй план, когда Хантер ступил на дорожку Центрального парка. Кусочек природы посреди огромного города, вечно находящегося в движение, где всем заправляют машины. Неизменное место и все та же свободная скамейка, закрытая от лишних глаз несколькими деревьями и небольшими кустами. Именно сюда Верлингшот сбегал от всего остального, чтобы побыть наедине с самим собой, особенно после случившегося с Алистером. Он не мог говорить о чем-либо, кроме стаи и всего с ней связанного, с отцом; не мог говорить со своей матерью, которая после потери второго ребенка просто закрылась в себе; не мог говорить со своими друзьями из "людской" жизни, потому что прервал всевозможные связи, так что парк казался идеальным местом для размышлений, где никто не будет отвлекать тебя от простого наслаждения окружающей природой.
Хантер глубоко вздыхает, облокачиваясь на спинку и продолжая крутить между пальцев кольцо. Из мира мыслей его выдергивает посторонний шум, доносящийся со стороны, более похожий на то, словно кто-то упал с дерева и приземлился в кусты, сломав своим телом пару-тройку веток. Вервольф сам не понимает, что тянет его подняться со своего места и пойти туда, но он сводит брови к переносице, всматриваясь в силуэт какого-то парня и только приближаясь на достаточно близкое расстояние, замирает на месте, не поверив своим глазам. Лишний раз боясь даже пошевелиться, чтобы не выдать своего присутствия, Хантер надевает кольцо обратно на палец и еще больше хмурится, не понимая какого черта Алистер делает в кустах, а мысль о портале приходит только потом. Верлингшот предпринимает несчастные попытки расслабиться, стараясь не выглядеть таким уж напряженным. Он стоит так несколько секунд, которые длятся слишком долго, а затем собирается с силами. – Алистер? – голос немного хриплый, а Хантер надеется на то, что у него не начались галлюцинации. – Я столько времени потратил на твои поиски, а нахожу в кустах парка, – нервно усмехается оборотень, продолжая сверлить взглядом мага.

+2

5

Казалось бы, что может быть удивительнее того, что тебя только что неведомая магия вышвырнула из комфортабельного лофта прямиком в Центральный парк, но нет, кому-то было мало такой злополучной шутки над магом – его закинуло прямиком к тому, от кого он тщетно пытался скрыться последние пару месяцев.
Пересекшись взглядом с внезапно появившимся перед ним Хантером, Хорн мысленно обругал себя и всю свою жизнь, после чего ответил, как всегда, в невозмутимом тоне: – Только не думай, что я следил за тобой, – он поднял палец вверх, призывая к вниманию. – Хотя это так, но сейчас это не так, - как обычно, туманно и завуалировано сказал Алистер, дергая ногой, за которую зацепилась ветка сломанного им куста. И тут его осенило. Раздраженно отшвырнув сук, приставший к ноге, Хорн подошел, если ни вернее сказать – подскочил, к Хантеру и взял его руку, на пальце которой красовалось серебряное магическое кольцо, подаренное им, но стоило ему прикоснуться к железяке кончиком пальца, как он вскрикнул и одернул руку, начав усердно отряхивать ее. Кольцо обожгло его и по всей его поверхности засверкали магические символы и иероглифы, понятные только одному Алистеру.
В общем, – начал маг с серьезностью третейского судьи, параллельно переплетая пальцы в сложную фигуру. – Это все кольцо, – он вскинул бровью, устремив взгляд карих глаз на свой подарок оборотню, переливающийся в пробивающихся сквозь желтеющие кроны осенний деревьев лучи заходящего солнца. – Сложная система, но, сколько я понимаю, – предположил Алистер, покачивая головой из стороны в сторону, словно до сих пор пребывая в неком подобии раздумья. – Когда я собирался его тебе дарить, то зачаровал его, наложив на него чары слежки, но видимо моя л.. – было начал он, но одернул себя и тут же исправился. – Моя привязанность к тебе была достаточно сильной для того, чтобы исказить мою магию – и одарить кольцо побочным эффектом – невольным свидетелем которого ты смог стать, – Алистер устало посмотрел на Верлингшота и сглотнул ком, застрявший в горле. Он внезапно почувствовал такую легкость, но при этом и огромную усталость. Маг был рад, что он вновь оказался рядом с дорогим ему человеком, на которого он уже давно не держит обиды и с которым всем сердцем желает быть, но вместе с этим блаженным и окрыляющим чувством пришло осознание порядка вещей в нашей суровой реальности. Алистер не зря убегал от чувств смертных столетие за столетием. Да, несомненно, он один из сильнейших чародеев Нью-Йорка и мира в целом: он может повергнуть любого противника, наложить сильнейшие чары, вернуть покинувшего наш свет прямиком из подземного царства, но даже ему не по силам даровать смертному созданию бессмертие. Секрет кроется в демонической крови, текущей в его жилах непрерывным и стремительным потоком, закипая каждый раз, когда он использует магию. Многие пытались разгадать мистическую тайну бессмертия магов, ставили различные эксперименты и опыты, но никому, даже знаменитому Валентину Моргенштерну, не удалось добиться хотя бы толики прогресса в этом исследовании. И именно потому, что он прекрасно осознавал безвыходность своей ситуации, он бежал от чувств. Зачастую бывает, что чувства представлены спасительным светом в конце темного тоннеля, к которому стремится все живой, а Алистер же – наперекор всеобъемлющим понятия и принципам – стремился прочь от него – во мрак – словно вампир, удирающий от обжигающих до костей лучей солнца. Хорн слишком умен, чтобы наступать на эти грабли снова, и слишком привязан к оборотню, чтобы рушить его жизнь на корню. Но что делать, когда даже его магия столкнула его лицом к лицу с Хантером? Его демоническая природа, природа его отца, которая, казалось бы, абсолютна лишена влияния чувств и эмоций – жестко подчиненная трезвости разума и тотальному контролю всего тела и мыслей. Так как поступить? Неужели это знак, Алистер. Ах, как глупо обращаться самому к себе в своей же собственной голове. Но нет, соберись с мыслями и прими решение. Но это не может быть знаком, хотя как знать, трудно постичь то, что недостижимо никому из живущих на земле. Право, довольно размышлений, ответь ему взаимностью. Эта мысль вернула его обратно к реальности, словно что-то в голове нажало на кнопку экстренной перезагрузки, после нажатия которой все лишние мысли и сомнения стерлись напрочь, оставив после себя только чистые эмоция и чувства. Он не раз пожалеет, что сделал это, что поступил именно так, а никак иначе, но сейчас, когда трезвость и предрассудки покинули его, это кажется единственно верным решением.

Отредактировано Alistair Horne (2017-03-11 12:22:47)

+3

6

Однажды его мать сказала, что судьба будет сталкивать двух людей снова и снова, пока они сами не поймут, что должны держаться рядом друг с другом. Хантер никогда не верил в подобное, считая, что все зависит напрямую от нас самих, а не каких-то выдуманных высших сил, что случайности все-таки имеют место случаться, но если все же сейчас его и Алистера столкнула судьба, то это, пожалуй, единственный раз, когда оборотень будет ей действительно благодарен.
Верлингшот слишком пристально смотрит на Хорна и немного хмурится, мысленно рассуждая на тему того, как лучше начать разговор, ему необходимо было извиниться за свои слова, сказанные несколько месяцев назад, и даже если прощения брюнет не получит, груз с плеч упасть должен. – Не думаю, что ты вообще стал бы за мной следить, – хмыкает тот, а после губы растягиваются в немного довольной улыбке, – значит все-таки следил, миленько, но мог хотя бы немного облегчить мне твои поиски, – улыбка сразу же сходит на нет, а выражение лица становится более серьезным. Хантер прекрасно понимал, что вины мага нет и не было, он сам по своей же глупости оттолкнул Алистера и сам же мучился из-за этого. Наблюдая за тщетными попытками мага избавиться от прилипшей к ноги ветки, Верлингшот пытается закрыться от назойливых мыслей, каждую секунду атакующих его голову, не давая шансов окончательно сконцентрироваться на происходящем в реальном мире. Хантер удивленно смотрит на Хорна, когда тот за секунду преодолевает расстояние между ними и отдергивает руку, стоит дотронуться до кольца.
Вервольф внимательно слушает все, что говорит Алистер, временами поглядывая на кольцо, ставшее виновником неожиданной, но долгожданной, по крайней мере для Хантера, встречи. Идея того, что их вновь столкнула судьба, снова стала казаться безумной и неправдоподобной, несмотря на то, что в этом мире можно ожидать что угодно. – Значит я был прав, когда считал, что это не совсем обычное кольцо, – пожимает плечами тот, озвучивая следующий свой вопрос, которых на самом деле было не малое количество, – тогда как это работает? – Хантер поднимает взгляд на Хорна, не в силах перестать смотреть на него, а чувство, словно маг может исчезнуть, усиливалось с каждой минутой. – Насколько же сильной должна была быть твоя привязанность ко мне, чтобы сделать что-то подобное.
С самого детства Хантеру забивали голову тем, что чувства – это слабость, что привязываясь к кому-либо, человек становится легкоуязвимым и в конечном итоге именно это и может погубить его. Юный оборотень верил каждому сказанному отцом слову, но со временем взгляды на жизнь практически не изменились, наоборот, они еще больше привились к нему, стоило до конца осознать в каком мире все они живут. Алистер – единственный, кто сумел поменять мысли Верлингшота, касающиеся любви, при этом не делая ничего особенного. Впервые за все время оборотень понял, что порой чувства делают людей не только слабыми, но и дают сил идти дальше, несмотря ни на что. Любовь настигла его настолько неожиданно, что Хантер не успел осознать и принять все, как уже смог разрушить, однако в какой-то степени это принесло ему неоценимый опыт, благодаря которому молодой вервольф понял насколько сильны его чувства к магу. И теперь Верлингшот должен был исправить то, что сделал.
Я не ненавижу тебя, – начинает говорить Хантер, понимая, что ему было необходимо сказать обо всем сейчас, а не ждать лучшего момента, который может не наступить, – в тот момент я был так зол на себя за смерть сестры и когда ты переместил нас обратно в лофт, то я просто перестал соображать, что происходит. Выместил всю злость на тебе, не понимая сколько ты сделал для меня, хотя не был обязан. В конце концов ты спас мне жизнь, потому что без тебя я бы точно погиб там, – Верлингшот делает небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями и, наконец, понять, что именно он хотел сейчас донести до Алистера, – и я не совсем умею просить прощения, но не хочу потерять тебя из-за того, что повел себя как неблагодарный мудак, – он как-то криво улыбается, засовывая руки в карманы джинс. Непривыкший просить прощения, Хантер не знал, как правильно сформировать то, что происходило в его сознание, но единственным правильным вариантом казалось то, чтобы сказать хоть слово и дать понять Хорну, что Верлингшот сожалеет настолько, насколько только может. – И если ты сейчас скажешь мне убираться ко всем чертям, то я смогу это понять.

+1

7

– Значит, все-таки следил, миленько, но мог хотя бы немного облегчить мне твои поиски, – маг довольно хмыкает и, слегка наклонив голову в бок, смотрит прямо на Хантера, который, кажется, все возможными способами пытается избежать его взгляда.  – Я же не мог оставить беспомощного волчонка одного в большом городе, полном сверхъестественных тварей, готовых закусить им на ужин, –  с его губ слетел еле слышный смешок, растворившийся тихим эхом в кронах массивных деревьев Центрального Парка.
Еще несколько вопросов и Верлингшот произносит то, что вводит Хорна в легкий ступор: – Насколько же сильной должна была быть твоя привязанность ко мне, чтобы сделать что-то подобное, –  брюнет несколько секунд просто смотрит на своего собеседника, но, на самом же, деле, куда-то дальше, сквозь него, словно пытаясь найти достойным ответ, спрятанный меж лучей заходящего солнца, приятно греющего лицо. Пробыв несколько мгновений в раздумии, Алистер вновь сосредотачивает свое внимание на оборотне и берет его руку, не касаясь зачарованного кольца. Плавное движение руки Верховного над пальцами парня заставляет магический артефакт засиять вновь, но на сей раз ярче. Все кругом начало угасать, словно солнце уже поглотил коварный горизонт, а от света белоснежных звезд на ночном небосклоне их пытались укрыть своими кронами близстоящие деревья, но на самом же деле весь свет стянуло к себе кольцо, были отчетливо видны извивающиеся и пронзающие воздух струи золотой энергии. Несколько мгновений загадочный подарок Алистера впитывал в себя окружающий свет, после чего резко погас, словно перегоревшая лампочка, но не успели два парня сделать вдох, как он вспыхнул, озарив округу таким же золотым светом, больно жгущим глаза. Когда глаза более-менее привыкли, Алистер смог разглядеть сияющие потоки магии с ровными рядами колдовских символов, марширующими, словно солдаты на параде. Еще немного подождав, маг заметил блестящие потоки розоватых чар, обвивающих заклятье его кольца. Они хаотично плясали вокруг строгих полос заклинания Верховного, привнося хаотичное движение в строи магической закономерности и уволакивая за собой некоторые рунические знаки. – Вот, как это работает, - сказал Хорн, смотря на сиё светопредставление взглядом своих завороженных глаз. – Эти потоки, – он указал на прямые линии с четкими символами, –  Чары слежки, которые я наложил на кольцо, а это, –  маг кивнул в сторону пляшущих, розоватых потоков, –  Это мои чувства, которые вылились в ходе наложения, – кареглазый выдержал небольшую паузу и продолжил: – Видишь ли, дорогой мой, –  Алистер попытался взглянуть на стоящего рядом Хантера, но потоки магии вспыхнули ярче, словно обиженные тем, что их творец отвернулся от них, из-за чего маг махнул рукой –  и потоки погасли, возвращая окружавший их минутой ранее алый свет заходящего за горизонт солнца. – Магия – это дар, который течет в моих венах, обжигая каждый раз, когда я творю чары. Но она не так проста, как кажется. Многие думают: что  тут сложного –  взмахнул рукой – и с небес посыплется снег или засияет ослепительное солнце. Нет. Это тонкое искусство, зависящее от мыслей мага. Если он зол, то даже самое безобидное заклятье сможет выжечь целый лес; если же он расстроен, то не будет ничем удивительным, если кругом начнут трескаться окна и вылетать двери. Так же нет ничего удивительного в том, что это кольцо может делать. – Он приподнял руку оборотня, словно показывая ему то, чем он обладает. – Я очистил свой разум от посторонних мыслей, когда творил эту магию, поэтому мои чувства вмешались и решили все за меня, – Хорн прикрыл глаза и сжал ладонь парня.
– Я не ненавижу тебя, – Я знаю, – почти шепотом сказал брюнет и улыбнулся. – Ты умный. Я не злюсь на тебя, потому что я сам был на твоем месте. Давно, много столетий назад, но был. Я понимаю, что тогда ты был пленен мыслями о пропаже сестры. Семья – самое важное, что есть у нас. Поэтому глупо винить человека в том, что он слишком сильно хочет защитить свою родную кровь. Это похвально. Очень похвально. Более того, это достойно уважения. Так что оставь эти «И если ты сейчас скажешь мне убираться ко всем чертям, то я смогу это понять», –  дразняще процитировал Хорн противным голосом и засмеялся, – Ты останешься тут, рядом со мной, чего бы нам это не стоило. Быть может, мы совершаем глупость, но как жить полной жизнью, если не совершать их? Постоянно одергивать себя от возможностей, которые могут привнести в твою нудную и обыденную жизнь хотя бы маленькую каплю того, чем действительно стоит жить? Нет, больше нет, дорогой…

Отредактировано Alistair Horne (2017-05-05 17:01:06)

+2

8

Несколько секунд молчания между ними, дали Хантеру новую почву для раздумий, но все мысли словно вышибает из головы, стоит почувствовать чужие прикосновения к своей ладони. Кожу в тех местах, где ее касались теплые пальцы Алистера, словно пронзали десятки иголок, неся за собой неизвестные до сего момента ощущения. Хантер всеми силами пытается игнорировать это и не думать о том насколько сильно скучал по магу. Чувства никогда не несли за собой все только самое положительное, но что делать, если противиться им сил уже не осталось? Хорн занимал большую часть мыслей оборотня, плотно засев в его голове и даже разлука на несколько месяцев не помогла справиться с горечью, которая осела где-то глубоко, напоминая о том, что Верлингшот сам виноват. Но сейчас, когда пальцы Алистера медленно двигались над его рукой, оборотень понимал, что не упустит его во второй раз. Именно свечение кольца заставляет Хантера вернуться в реальный мир и обратить внимания на происходящие вокруг вещи. Он хмурится, отчего между бровей появляется небольшая складка; щурится, когда свет становится слишком ярким, но глаза быстро привыкают к этому, давая возможность наблюдать за пляшущими вокруг подарка магическими потоками. Все это привлекало внимание и завораживало, не давая шанса даже оторвать взгляда. Пожалуй, это было самое пленительное, что когда-либо видел Верлингшот. Прекращая рассматривать своеобразное представление, Хантер переводит взгляд карих глаз на мага, внимательно слушая то, что он говорил.
– Стоит признать, что это красиво, – произносит Хантер, явно преуменьшая. Более он не смеет перебивать, давая Алистеру возможность рассказать обо всем, что они сейчас могут видеть. Оборотень следит за его действиями, продолжая рассматривая, даже толком не осознавая по какой причине это привлекло столь большое внимание. – Это мои чувства, которые вылились в ходе наложения, – на этих словах Верлингшот неосознанно приподнимает уголки губ, слабо улыбаясь, но стараясь не подавать вида. Хантер возвращает взгляд к Хорну, от прежней еле заметной улыбки не осталось и следа, а лицо вновь приобрело серьезные черты. В тот момент, когда потоки в который раз становятся ярче, оборотень рефлекторно прищуривается, расслабляясь после того, как Алистер погасил их.
– Если бы не это кольцо, неизвестно сколько времени я еще потратил на твои поиски, если они вообще увенчались бы успехом без него, – последнюю фразу Хантер произносит спустя недолгую паузу и слегка усмехается, однако на этот раз не обращает никакого внимания на кольцо, когда Алистер приподнимает его руку, сейчас взгляд был направлен лишь на глаза Хорна. Наверное, именно в этот момент Верлингшот осознал то, насколько его отец был не прав, говоря о чувствах к другому человеку. Пусть они могли сделать кого-либо уязвимым, но разве это не стоило того, чтобы рискнуть? – Значит я должен быть благодарен им за вмешательство, – Хантер за секунду переплетает их пальцы, легкими движениями поглаживая одним из них тыльную сторону ладони Алистера, наслаждаясь этим небольшим действом.
Кажется, тот тяжелый груз, находящийся на плечах Хантера, наконец-то исчез, давая возможность спокойно вздохнуть, зная, что на него не держат обиды, но скребящееся чувство внутри все равно не давало покоя, напоминая о сказанных словах, несмотря на то, что они были произнесены в порыве злости, забыть о них Верлингшот вряд ли сможет. Напряжение между ними окончательно растворяется в тот момент, когда оборотень слышит смех Алистера, уже не сдерживая широкой улыбки. – Я рад, что ты не злишься на меня. Впредь я постараюсь не быть таким идиотом, – главное здесь "постараюсь", ведь с его характером неизвестно, что произойдет в следующее мгновение. Сначала он мог быть милым, что происходило сейчас, а через мгновение вновь воздвигнуть вокруг себя стены и оттолкнуть любого. – Ты останешься тут, рядом со мной, – Хантер с толикой удивления смотрит на стоящего рядом мага, а затем с довольной улыбкой притягивает его к себе, заключая в объятия, которые не стремился разрывать. Могли ли это значит, что сейчас все налаживается или это начало конца? Оборотень привык, что за каждым счастливым моментом следует то, что может перевернуть все с ног на голову, но в данный момент это было последнее, о чем он желал задумываться. – Ну, сейчас ты стал для меня тем, ради чего стоит жить, – Хантер не понимает, что подтолкнуло его к тому, чтобы произнести что-то подобное, но в следующий момент он уже морщит нос от собственных слов и еле удерживается от того, чтобы не закатить глаза, не привык быть милым слишком долгое время, а это уже стало пиком, – запомни, потому что я говорю это в первый и последний раз, – Верлингшот выпускает Алистера из кольца своих рук, делай небольшой шаг назад, а следующее произнося практически шепотом, мысли вслух: – Становлюсь какой-то тряпкой.

0


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » unpredictable effect of love [12.09.2016]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC