SHADOWHUNTERS: City of darkness

Объявление

Добро пожаловать в Сумеречный мир! Мы приветствуем Вас на просторах ролевого проекта "City of darkness". Охотники, маги, оборотни, вампиры, фэйри и даже демоны, - все они живут по соседству с людьми, плетут интриги, сражаются, любят и ненавидят. Среди друзей намечаются расколы, а в стане врага - неожиданные союзы. Мир на грани войны. Какую сторону примешь ты?

ClaryJaceLydia
Нью-Йорк | август-сентябрь, 2016
городское фэнтези | NC-17


Emma Carstairs [от 31.03]Nothing can't be concealed from the friend [03.09.2016]
«Рождество и вправду - несмотря на свои примитивные и религиозные корни - прижилось в семье Блэкторнов. Наверное, потому что большой семье нужны были добрые и праздничные традиции, особенно когда в ней столько детей, есть сводные брат и сестра и нету мамы. Какой бы заботливой и опекающей и помогающей не была Хэлен, она не могла заменить Элинор для детей и Нериссу для брата...» [читать далее]
Чаша в руках у Валентина, его сын, Джонатан Моргенштерн, работает над собственным планом, далеким от идеалов и интересов отца. Из Института Нью-Йорка таинственно исчезли Клэри Фрэй, Джейс Уэйланд и Себастьян Верлак. Лидия Брэнвелл и Алек Лайтвуд занимаются поисками пропавших...

гостеваядобро пожаловатьрасысюжетсписок персонажейзанятые внешностинужныеакция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » just talking in the kitchen [5.05.2016]


just talking in the kitchen [5.05.2016]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2r58o.gif http://funkyimg.com/i/2r58f.gif
Clary Fray & Emma Carstairs
5 мая 2016 года, Институт Нью-Йорка

Когда любопытство и обеспокоенность смешиваются в одно, трудно противостоять желанию начать разговор, который — кто знает? — может положить начало настоящей дружбе.

+1

2

Лос-Анджелес и Нью-Йорк — два города, такие разные и такие похожие. И когда сердце и душа принадлежит одному — где ты родился, прожил почти всю жизнь и провел лучшие (а порою, и худшие) моменты своей жизни, твое тело и разум находятся в другом, где в последнее время очень неспокойно, причем "неспокойно" — это слишком мягко сказано. Город словно ожил изнутри, переживая все эти события, отчего атмосфера постепенно накалялась, будто постепенно подводя к чему-то, из-за чего многие пребывают в напряжении, страхе, волнении... Из-за чего это все буквально чувствуется в воздухе.
Солнце только-только зашло за горизонт, последний раз сверкнув своими теплыми весенними лучами напоследок, после чего окончательно скрылось, уступая место светящемуся полумесяцу и многочисленным блестящим звездам. На улице тепло — в самый раз для недолгой прогулки, а прохладный ветерок способен развеять ненужные мысли и помочь хотя бы ненадолго отвлечься.
Эмма ступает по крыше многоэтажного здания, буквально шаг за шагом, раскинув руки в стороны и устремив взгляд вперед, на небо, где уже начинают появляться первые звезды, пока что не закрытые облаками или грозовыми тучами.
Мысли словно направились в свободное плавание, постепенно плавно перебираясь с одного случившегося недавно события на другое — слишком много всего произошло, о чем необходимо было подумать, поговорить, обсудить с кем-либо, иначе голова может буквально разорваться на части, когда ты даже не знаешь, что и думать. Хотелось не думать, а действовать, сделать хоть что-нибудь, лишь бы не сидеть на месте.
Девушка одним движением перепрыгнула на крышу соседнего здания, находящегося буквально в метре от того, на котором сейчас была блондинка, и почувствовала легкое урчание в желудке. На мгновение она остановилась, отметив про себя, что на улице уже довольно стемнело и немного похолодало, и поежилась от внезапно подувшего холодного ветра. Все-таки, на улице далеко не лето и даже не конец мая, и ночи порою бывают холодные, а на Эмме сейчас только джинсы и майка, что не слишком-то греет.
Хорошо, что Джулс не видит меня сейчас, иначе обязательно что-нибудь сказал по этому поводу.
И был бы прав, потому что простудиться на слишком-то хочется, следовательно, нужно возвращаться в Институт и, желательно, что-нибудь перекусить — простая шоколадка будет способна поднять настроение и заполнить неприятную пустоту в желудке.
Время было довольно позднее, когда Карстэйрс спрыгнула с крыши прямо вниз, мягко приземлившись на землю, согнув колени, и легким бегом направилась в Институт, вполне удовлетворенная своей небольшой прогулкой, что помогла ей немного освежиться и развеяться, однако, в голове все еще крутились множество вопросов, ответы на которые она не была в состоянии получить самостоятельно.
В здании было очень тихо, — наверняка все уже давно спали, — что было на руку девушке, которая именно в данный момент не хотела случайно столкнуться с кем-нибудь в коридоре, где этот "кто-нибудь" обязательно задаст такой раздражающий порою вопрос: "Где ты была?"
Блондинка зашла на кухню, когда увидела перед собой рыжеволосый силуэт — Клэри Фрэй, главную героиню последних головокружительных событий, и любопытство, смешанное с сопереживанием девушке, возникло в блондинке, и она просто не могла промолчать.
— Привет, — улыбнувшись, поздоровалась охотница и потянулась за шоколадным батончиком, который так отчаянно в данный момент требовал ее желудок.
Эмма с первого же дня пребывания в Нью-Йорке неплохо ладила с рыжеволосой, при более длительном общении они даже могли бы подружиться, и вопрос, крутившийся в голове, не давал покоя блондинке уже не одну ночь — как она со всем справляется? Столько всего свалилось на ее голову в последнее время... Будет ли слишком нетактично напрямую спросить об этом, или же ничего страшного? В конце концов, она действительно сопереживает девушке, и ей искренне любопытно узнать, как говорится, из первых уст обо всем.
— Ты как? — вылетает из ее рта быстрее, чем она сообразила, что вообще решила задать этот вопрос. Прозвучало это так, словно она давно хотела спросить об этом, но не решалась. А может, так оно и в действительности есть, просто не было подходящего момента? Блондинка выдавила из себя слабую, но довольно искреннюю улыбку, надеясь тем самым смягчить резкость, прозвучавшую в вопросе, разрезавшем давившую на уши тишину.

+2

3

События последних дней казались нереальными, больше напоминая кошмар наяву, нежели нечто, что в самом деле могло произойти с ней и с Джейсом. Или, постойте-ка, с её старшим братом?..
Даже про себя язык едва ли поворачивался, чтобы назвать охотника братом, не говоря уже о том, чтобы произнести это вслух. Валентин Моргенштерн исчез из Института вместе с Чашей, тем самым переключив основное внимание на себя и мощнейший артефакт Сумеречного мира, но рыжеволосая знала, что когда страсти поутихнут, всех обязательно заинтересуют Клэри и Джейс. Казалось, что теперь ни она, ни он не имели права на свои прежние имена, но ведь Кларисса и Джонатан Моргенштерн это не про них? Они никогда ими не были: Джослин всегда называла её Клэри, а полное имя было обозначено лишь в паспорте, а Мариз практически сразу же дала молодому человеку иное имя, стоило тому попасть под её опеку. Разве их имена не определяют то, кем они стали? То, кем бы они хотели быть? Видимо, нет.
Очередной вечер, плавно перетекающий в ночь. Тщетные попытки уснуть. В конечном итоге Фрэй и сама не заметила, как оказалась на кухне и уже подогревала себе молоко на плите с щепоткой корицы. Некогда проверенное средство от бессонницы, прямиком из детства, источало приятный аромат на всё помещение. На всякий случай нефилим подогрела себе молока на две порции и, подхватив тарелку с овсяным печеньем, уселась за ближайший стол. В это время суток кухня, смежная со столовой, была совершенно пуста: большинство охотников либо отправились в город на задания, либо уже спали, предвкушая ранний подъём. Некоторые в самом деле просыпались ещё до первых лучей солнца, что у самой Клэри не укладывалось в голове, как можно так рано вставать? Но кто разберёт этих воинов?
Клэри жевала печенье, оперевшись локтём о стол и подперев голову рукой. Быть может, ей бы не помешало поговорить с кем-то о том, что произошло, но Джейс её избегал, с Саймоном подобный разговор она не представляла - последний раз, когда они виделись, она обессилевше рухнула в его объятия и уснула - а кто ещё оставался? Люк? Изабель? Алек? Фрэй нервно рассмеялась и тут же умолкла: отворилась дверь и в кухню кто-то зашёл. Интересно, кому ещё не спится в такое время?
Рыжеволосая неспешно обернулась, с облегчением отмечая, что это была Эмма, а не кто-то из преподавателей или других нефилимов, большинство из которых видеть в общем-то не хотелось.
— Привет, - с улыбкой отозвалась девушка, кивая на стул напротив и тем самым давая понять, что в целом и общем она не против компании. Вопрос Карстэйрс в самом деле оказался неожиданным, что Фрэй чуть было не подавилась печеньем и поспешила сделать глоток молока. А действительно, а как она? Хотела бы сама Клэри знать ответ на этот вопрос. Она выпрямилась, пожимая плечами и не зная, что ответить - она пока не разобралась, что она чувствует. Она была в шоке, в смятении. Сказать, что она была расстроена, не сказать ничего: казалось, что кто-то дал её под дых, заставив согнуться пополам и запретив принять исходное положение. Земля разверзалась под ногами мрачной, чернеющей где-то вдалеке бездной. Возможно, если бы Уэйланд не оттолкнул её, они бы справились с этим вместе, как брат и сестра, как семья, но... Кларисса оказалась одна, один на один со всем этим дурдомом, который звался её жизнью.
— Ты знаешь, Эмма, отличный вопрос, хотела бы я и сама знать на него ответ, - нефилим пыталась придать своему голосу как можно больше беззаботности, как будто бы происходящее беспокоило её ничуть не больше, чем молоко в стакане. Кстати, об этом...
— Будешь? Здесь на две порции, - нефилим кивнула на небольшую кастрюльку, стоявшую рядом на подставке.
— А ты как? Выглядишь... ммм... Встрёпанной, - Кларисса хотела сказать «взволнованной», но отчего-то выбрала другое слово.
— Была на улице? Кажется, там прохладно, хоть и май на дворе. Поскорее бы лето, - задумчиво продолжала Фрэй. Впрочем, летом ничего не изменится, с тёплой погодой в душе вряд ли произойдут существенные изменения, учитывая все обстоятельства.
— Не скучаешь по Лос-Анджелесу? Считай, вы здесь уже два месяца, Нью-Йорк с непривычки, наверное, может давить, - кто знает, быть может, Судьба посылала Клэри знак, тонко намекая на то, что ей в действительности нужно с кем-то поговорить обо всём, поделиться? Но рыжеволосая смотрела на девушку перед собой, которая была немногим младше неё и с которой они успели подружиться за то время, что Карстэйрс пребывала в Нью-Йорке, и почему-то упорно молчала. Словно что-то или кто-то мешали ей начать говорить.

+2

4

У Эммы никогда не было родных братьев или сестер — людей, с которыми, сколько бы ни ругался, всегда будешь близок; которые всегда помогут и поддержат в трудную минуту; которым можно довериться и знать, что тебя правильно поймут и не осудят; которые любят тебя просто за то, что ты есть, и неважно, какие тараканы живут у тебя в голове — ведь это все составляющая тебя.
Ее родители давно мертвы, и воспоминания об этом отдаются болью где-то в районе сердца, и она давно осталась бы совсем одна, если бы не Блэкторны — люди, которые заменили ей семью, которых она любит, как родных, буквально каждого члена этой семьи. Она смело может назвать любого из них братом или сестрой и будет отчасти права — ведь совсем необязательно, чтобы вас связывали кровные узы, важнее то, какие отношения вы сами между собой построили. А с одним из Блэкторнов их связывают даже более прочные узы, чем родственные, но это уже немного другая история.
По идее, Клэри должна радоваться тому, что обрела и отца, и брата — но как быть, если один из них оказался полным негодяем, который когда-то устроил настоящую резню и несколько дней назад похитил Чашу Смерти, а другой... а что с другим? Блондинка не уверена, но по рыжеволосой видно, что ее родственные связи с Джейсом Уэйландом ее явно не устраивают. Быть может, она просто до сих пор в шоке? Оно и понятно, но... Может, тут что-то другое, о чем Карстэйрс просто не знает?
В комнате было тихо, лишь шуршание обертки от шоколадного батончика порою нарушал тишину, заставляя охотницу недовольно поморщиться и как можно скорее избавиться от него, выбросив в мусорную урну.
Эмма утолила неприятное чувство голода и, в целом, довольная присела на стул рядом с Клэри. В голове все еще было полно свежих мыслей, как только что после прогулки — на свежем воздухе всегда лучше думается, а чем выше забираешься, чем интереснее прогулка, тем больше мыслей возникают в голове, от которых не всегда можно избавиться — а от некоторых и не хочешь избавляться, просто потому, что много всего происходит, и тебе нужно, просто необходимо знать о том, что происходит, иначе от собственных теорий и многочисленных догадок можно вполне сойти с ума.
Фрэй явно было нелегко — это было видно по ней внешне, она ясно дала это понять только что, и в груди Карстэйрс вновь возникло сочувствие — разумеется, тяжело пережить все это, тем более, девушке, которая буквально совсем недавно считала себя простой, самой обыкновенной примитивной.
Охотница с улыбкой вежливо отказалась от молока — после шоколадки не хотелось пить, а после молочных продуктов на ночь лично Эмма может себя утром не слишком хорошо чувствовать, в основном из-за того, что редко употребляет эти продукты, отдавая предпочтение быстрым перекусам и каким-либо овощам или фруктам. И дело далеко не в фигуре — об этом она даже не заботится, благодаря многочисленным интенсивным тренировкам с фигурой у блондинки все было, слава богу, в порядке, просто... не хотелось тратить свое время на бессмысленное поедание пищи, пускай оно так необходимо для поддержания жизнедеятельности организма.
— Я в порядке, да, только с улицы пришла... Порою просто хочется развеяться, отвлечься от всего происходящего. В этом неплохо помогают прогулки и, кстати, тренировки. Если хочешь, мы могли бы как-нибудь потренироваться вместе, глядишь, тебе станет легче, — пожав плечами, с улыбкой проговорила нефилим, сложив руки в замок. — Я бы скучала в разы сильнее, если бы меня отправили сюда одну, — призналась девушка, — по сути, эти два города почти ничем не отличаются, ну, разве что, в Лос-Анджелесе климат потеплее, но, да, я скучаю. Но даже если бы у меня была возможность сейчас вернуться обратно, я бы ей не воспользовалась, — произнесла она, улыбнувшись. Действительно, разве можно упустить такой шанс проявить себя, испытать все свои возможности и навыки на практике, да и просто отказаться от такого приключения? Да, это опасно, да, порою даже страшно, но ведь оттого и интересно! Тем более, не просто так их всех прислали в Нью-Йорк.
— Клэри, можно задать немного... личный вопрос? — не удержалась Эмма, переведя взгляд на девушку, мысленно подбирая при этом слова, чтобы не возникло впечатление, будто она лезет не в свое дело. Быть может, так и есть, но ей же просто любопытно! Просто чертовски интересно, и... если бы рыжеволосая немного открылась девушке, ей было бы легче отвлечь ее, поддержать. Все-таки, трудности бывают у всех, а Клэри — хорошая девушка, с которой Эмма искренне хотела бы подружиться.

+1

5

Как ни странно, у Клэри никогда не было подруг. То есть, конечно, когда она училась в школе, рядом были другие девочки, с которыми она поддерживала общение и иногда проводила время после школы, но их нельзя было назвать подругами. Несмотря на то, что Фрэй всегда училась в одной школе, она так и не смогла сблизиться с кем-то настолько, чтобы с гордостью и решительностью назвать этого человека своей подругой. Возможно, потому что у неё уже был Саймон и, в общем-то никто другой ей был не нужен. Они познакомились с Льюисом, когда ей было 6 лет, и с тех самых пор всегда были вместе. Ни разу за 12 с лишним лет Клэри не поймала себя на мысли, что ей с ним скучно или не хватает общения с другими девчонками. Возможно, это странно, но рыжеволосая никогда не питала особой страсти к девчачьим разговорам, скорее относясь к ним настороженно и с опаской, предпочитая сбежать, пока никто не видит и отправится к Саймону в гараж - на репетицию их музыкальной группы или просто на совместную прогулку. Возможно, кто-то скажет, что это странно и, что скорее всего, Кларисса лукавит, и так или иначе природа и потребность в общении с себе подобными должна была взять своё, но нет. Даже с Изабель, с которой они неплохо взаимодействовали и проводили с друг другом время, они не то, чтобы стали очень близки. Хотя младшая Лайтвуд ей очень и очень нравилась. Быть может, для всего нужно время, и доверие, близость, душевная связь в конце концов, рано или поздно прорастут, позволив Клэри раскрыться кому-то ещё помимо Саймона и Джейса, но пока всё обстояло именно так, и нефилим не была уверена, что готова это изменить. Не потому, что не хотела, а просто потому что это было страшно.
Эмма казалась ей очень приятной девушкой: сильной и способной, чьи навыки воина вызывали в Клэри восхищение и неподдельный восторг. Хотела бы и она однажды стать такой же: бесстрашной и сильной, настоящим Сумеречным охотником, чьего клинка боятся демоны, да и не только демоны.
Кларисса кивнула в ответ на слова Карстэйрс и налила себе в чашку остатки молока. Успокаивающее тепло после распития первой порции постепенно оставляло её, и Фрэй уж очень не хотелось прощаться с этим чувством. Оно напоминало не только о детстве, о Джослин, которая часто подогревала молоко перед сном для маленькой Клэри, оно словно бы говорило о том, что в этом безумном, полном хаоса мире, осталось что-то, за что можно было держаться и в чём можно было находить покой. Глупо, наверное, ведь это всего-навсего чашка молока, но дело ведь не в форме, а в том, какую смысловую нагрузку оно несло, не так ли?
— С удовольствием бы потренировалась вместе с тобой, - рыжеволосая улыбнулась. О чудодейственной силе тренировок в подобных ситуациях она уже слышала от Джейса, кто бы мог подумать, что однажды в самом деле им понадобится истязать себя физическими нагрузками, чтобы сбежать от проблем. — Я видела тебя в деле, кстати, ты чертовски хороша, - продолжала Фрэй.
— Так что чур не поддаваться, если мне суждено провести большую часть времени на лопатках, так тому и быть, - ей хватало тренировок с Алеком, который постоянно подчёркивал её слабые стороны и недостаточную силу и ловкость, не забыв упомянуть при этом, что он едва ли дерётся в треть собственной силы, а Клэри и с этим справиться не способна. Возможно, с Эммой выйдет более плодотворно?
— Понимаю, дом есть дом, как бы близко или наоборот далеко он бы не находился. Я бы хотела побывать в Лос-Анжелесе, но, честно говоря, никогда не покидала пределы штата, - большинство охотников из других институтов разделяли энтузиазм Эммы. Никто не хотел оставаться в стороне от происходящих в Нью-Йорке событий. Это не просто был их долг, ещё это было интересно. В основном, конечно, такой точки зрения придерживался молодняк, более старшее поколение презрительно фыркало, явно полагая их детьми, которые неспособны здраво оценить ситуацию, и какими последствиями она им грозит. Они были на пороге войны, как однажды Кларисса услышала в разговоре преподавателей. Только никто не хотел признавать это вслух.
— Эммм, конечно, задавай. Что за вопрос? - рыжеволосая напряглась, но постаралась придать своему голосу как можно больше спокойных, ровных интонаций, но на самом деле она сильно занервничала. О чём хотела спросить Карстэйрс? О её отце? Матери? Джейсе?

0


Вы здесь » SHADOWHUNTERS: City of darkness » Lost souls' tale » just talking in the kitchen [5.05.2016]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC